Ненадлежащий способ защиты нарушенного права

Правовые последствия выбора ненадлежащего способа защиты права

Ненадлежащий способ защиты нарушенного права

Безусловно, суды далеко не всегда действуют столь формально и не всегда неверный выбор способа защиты нарушенного права приводит к отказу в удовлетворении заявленных требований[1]. И тем не менее неверный выбор способа защиты влечет существенные правовые риски, которые могут привести к не менее существенным материальным и организационным потерям.

В качестве примера достаточно привести дело, разрешенное в конечном итоге Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 09.02.2010 N 13944/09 по делу N А56-31225/2008.

В данном деле ЗАО «Невский гранит», пытаясь вернуть свои 2/3 трансформаторной подстанции, прошел «три круга», то есть дело трижды рассматривалось судами первой, апелляционной и кассационной инстанций.

Соответственно, указанное ЗАО трижды уплатило госпошлину.

И если бы не Президиум ВАС РФ, разрешивший этот спор[2], был бы вполне возможным и «четвертый круг», поскольку причина мытарств ЗАО «Невский гранит» – неверный с точки зрения судов выбор способа защиты права.

Данная проблема усугубляется еще и тем, что некоторые виды исков формируются самостоятельно, судебной практикой, поскольку непосредственно (то есть прямо и недвусмысленно) законом они не определены. Например, это иски о признании недействительным зарегистрированного права собственности[3], а также о признании этого права отсутствующим.

Разграничение между широко известными видами исков также далеко не всегда проводится последовательно и единообразно даже на уровне высших судебных инстанций.

Пример: соотношение иска об изъятии имущества из чужого незаконного владения (виндикация, ст. 301 ГК РФ) и иска о применении последствий недействительной сделки (реституция, ст. 167 ГК РФ).

Конституционный Суд РФ в резолютивной части Постановления от 21.04.2003 N 6-П[4] прямо указал, что последствия недействительной сделки не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом. То есть в случае изъятия имущества из чужого незаконного владения реституция не применяется.

Однако Президиум ВАС РФ дал иное разъяснение. Если лицо, передавшее имущество во исполнение недействительной сделки, обратится с требованием о его возврате из чужого незаконного владения другой стороны сделки на основании ст. 301 ГК РФ, суд откажет в удовлетворении иска, поскольку в этом случае применяются нормы о последствиях недействительных сделок[5].

Данные разъяснения не согласуются между собой, поэтому неизбежны и неудивительны ошибки в выборе способа защиты, особенно если оба приведенных механизма (реституция и виндикация) направлены на достижение одной цели – возврат имущества.

Поэтому истцы и ответчики (последние при предъявлении встречного иска) находятся в сложной ситуации.

В связи с этим целесообразно обратить внимание на следующий документ – совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ N10 и ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Для данной ситуации в нем наиболее важен п. 3.

Данный пункт устанавливает следующее.

1. Если на стадии принятия иска суд пришел к выводу, что избранный способ защиты права собственности или другого вещного права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не может являться основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения.

2. Суд должен определить на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, из какого правоотношения возник спор и какие нормы права должны применяться при разрешении спора.

3. Принимая решение, суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам.

4. Ссылка истца в исковом заявлении на неприменимые, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Последнее разъяснение представляется особенно важным, поскольку оно нацелено на возрастание роли суда в арбитражном процессе и, в частности, подтверждает право суда на квалификацию отношений сторон, отличную от изложенной истцом в исковом заявлении[6]. Также нельзя не отметить, что в судебной практике данное разъяснение применяется не только в отношении споров по поводу вещных прав, но и к иным видам споров, в частности обязательственным[7].

Остается надеяться, что дальнейшее применение указанного разъяснения будет способствовать изживанию практики, когда единственным основанием отказа в удовлетворении иска является «выбор истцом ненадлежащего способа защиты своего права».

Источник: http://www.lawfirm.ru/news/index.php?id=1712

О способах защиты права

Ненадлежащий способ защиты нарушенного права

Способ защиты нарушенного права определяется не волей управомоченного лица, а юридической природой этого права .

Суханов Е.А. // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. N 2. С. 130. Иначе говоря, истец при обращении в арбитражный суд, как правило, ограничен в выборе способа защиты права.

Не может он выбирать и процедуру рассмотрения дела, например, вместо предъявления иска применить нормы главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) и просить суд признать незаконным решение или действие (бездействие) государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, должностного лица.

Такая дилемма — предъявить ли иск или оспорить решение или действие (бездействие), как это предусмотрено в главе 24 АПК РФ, возникает в случаях, если на стороне противника выступает государственный или муниципальный орган. Представляется, что если имеется спор о праве или заявляется имущественное требование (взыскать деньги, истребовать имущество, признать право на имущество и т.д.

), то дело должно рассматриваться в порядке искового, а не административного производства. Так, если необходимо оспорить решение органа государственной или муниципальной власти об изъятии имущества из хозяйственного ведения предприятия или о закреплении и

мущества за предприятием, то надлежащим обращением в суд будет исковое заявление о признании решения незаконным, а не заявление в порядке главы 24 АПК РФ.

Кроме того, положения главы 24 АПК РФ следует использовать при рассмотрении спорных правоотношений, в которых государственный или муниципальный орган выступает для обращающегося в суд лица как носитель публичной власти, а не участник гражданских правоотношений.

В то же время отсутствие в Процессуальном кодексе четких критериев, по которым можно было бы разграничить дела, рассматриваемые в порядке искового или административного производства, а также последствий указания истцом (заявителем) не тех норм процессуального права влечет для суда массу проблем.

Прежде всего у судей возникает вопрос о возможности рассмотрения дела в порядке искового производства, если в поступившем в арбитражный суд заявлении имеется ссылка на главу 24 АПК РФ.

Может ли судья выбрать иные нормы процессуального права и не является ли это нарушением принципа диспозитивности? Если не может, то каково должно быть решение суда? Возможно ли отказать в удовлетворении заявления со ссылкой на то, что необходимо предъявить исковое заявление и соответствующим образом сформулировать требование? Можно ли при рассмотрении заявления, предъявленного в порядке главы 24 АПК РФ, рассмотреть и спор о праве? Однозначного ответа на эти вопросы судебно-арбитражная практика, как, впрочем, и АПК РФ, не дают. К сожалению, действующий АПК РФ, в отличие от Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), не предусматривает возможности применения норм процессуального права по аналогии.

Если же исходить из аналогии, то можно использовать в арбитражном процессе предусмотренный (Гражданский процессуальный кодекс Статья ГПК РФ) механизм поведения, когда суд приходит к выводу, что заявитель вместо иска неправильно предъявляет заявление об оспаривании решения или действия.

В соответствии с частью 3 статьи 247 ГПК РФ в случае, если при подаче в суд заявления об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований статей 131 и 132 названного Кодекса. В случае если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья возвращает заявление.

При использовании такого подхода не возникало бы проблем с рассмотрением заявлений о признании регистрации прав на недвижимое имущество недействительной, которые зачастую в арбитражном суде предъявляются не как исковые требования, а на основании главы 24 АПК РФ, поскольку суд разъяснял бы, что необходимо предъявить иск к соответствующему лицу, а не заявление к регистрирующему органу. Возможен и иной подход к разрешению проблемы неверного использования истцом (заявителем) норм процессуального права. Приступая к подготовке дела и тем более к его рассмотрению, суд должен определить характер спорного материального правоотношения, и не только на основании норм материального права, на которые имеется ссылка в исковом заявлении и отзыве на него (к сожалению, стороны иногда ошибаются), а прежде всего на основании тех фактических обстоятельств, которые приводят стороны. И уже к таким обстоятельствам «подбираются» соответствующие нормы материального права. Применение иных норм материального права, а не тех, на которые ссылается истец (заявитель), не рассматривается в арбитражной практике как изменение основания иска. Аналогичным образом поступают и суды общей юрисдикции. Верховный Суд Российской Федерации (далее — ВС РФ) разъяснил, что при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела (пункт 6 Постановления Пленума ВС РФ от 24.06.2008 N 11 «О подготовке гражд
анских дел к судебному разбирательству»). Аналогичным образом следует поступать и при применении норм процессуального права. За арбитражным судом должно признаваться право рассмотреть поступившее в суд требование в соответствии с процедурой, предписанной действующим Процессуальным кодексом, а не так, как указано в заявлении. Это не будет нарушением принципа диспозитивности, поскольку процессуальные нормы императивны.

Представляется, что из такой же посылки исходит и ВС РФ, который в пункте 9 Постановления Пленума от 10.02.

2009 N 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих » указал: судам следует иметь в виду, что правильное определение ими вида судопроизводства (исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, несогласных с решением, действием (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд (например, подача заявления в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, или подача искового за

Источник: https://ppt.ru/news/97581

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 20 марта 2014 г. по делу N 33-3606/14 (ключевые темы: кадастровый паспорт

Ненадлежащий способ защиты нарушенного права

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 20 марта 2014 г. по делу N 33-3606/14

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе

председательствующего судьи О.А. Бегишева,

судей А.Х. Хисамова, Р.Э. Курмашевой,

при секретаре судебного заседания А.Ф. Гильмутдиновой,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи О.А. Бегишева гражданское дело по апелляционной жалобе А.А. Никифоровой на заочное решение Ново-Савиновского районного суда города Казани Республики Татарстан от 19 декабря 2013 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований А.А. Никифоровой к О.М. Никифорову, республиканскому государственному унитарному предприятию «Бюро технической инвентаризации» об обязании не чинить препятствия в составлении технического и кадастрового паспортов на дом, обязании провести землеустроительные работы по межеванию земельного участка отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения в поддержку доводов жалобы А.А. Никифоровой и ее представителя Н.А. Сосновской, заслушав возражения против доводов жалобы О.М. Никифорова и его представителя А.А. Павловой, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

А.А. Никифорова обратилась в суд с иском к О.М. Никифорову и республиканскому государственному унитарному предприятию «Бюро технической инвентаризации» об возложении обязанности не чинить препятствия в составлении технического и кадастрового паспортов на жилой дом общей площадью 120 кв.м.

по адресу: «адрес» и возложении обязанности произвести землеустроительные работы по межеванию земельного участка общей площадью 1300 кв.м.

по тому же адресу и поставить земельный участок на кадастровый учет в соответствии с межевым планом, согласовать акт местоположения и границы земельного участка.

В обоснование заявленных требований указала, что в производстве Зеленодольского городского суда Республики Татарстан находится гражданское дело по иску Никифоровой А.А. к Никифорову О.М. о признании права совместной собственности, в том числе и на вышеуказанный земельный участок с домом.

Для разрешения данного спора ей необходим технический и кадастровый паспорт на дом и кадастровый паспорт на земельный участок. Никифоров О.М., чтобы уклониться от раздела совместно нажитого имущества, уклоняется от оформления и регистрации права собственности на земельный участок с домом по вышеуказанному адресу.

Без оформления документов на земельный участок с домом она не может при рассмотрении спора в Зеленодольском городском суде признать право совместной собственности на дом с участком.

В суде первой инстанции истец с представителем исковые требования поддержали.

О.М. Никифоров при рассмотрении дела в суде первой инстанции отсутствовал.

Представитель РГУП «Бюро технической инвентаризации» в судебное заседание не явился.

Суд вынес заочное решение в приведенной выше формулировке.

В апелляционной жалобе А.А. Никифорова ставит вопрос об отмене заочного решение суда, поскольку спорные объекты недвижимости оформлены на ответчика, который в установленном законом порядке не зарегистрировал их и не имеет намерений их регистрировать. Данный факт препятствует включению данного имущества в состав совместно нажитого имущества супругов, для последующего его раздела.

В суде апелляционной инстанции А.А. Никифорова и ее представитель Н.А. Сосновская, апелляционную жалобу поддержали, по изложенным в ней основаниям.

О.М. Никифоров и его представитель А.А. Павлова с доводами апелляционной жалобы не согласились.

Судебная коллегия считает заочное решение суда подлежащим оставлению без изменения.

Пункт 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что в судебном порядке осуществляется защита нарушенных или оспоренных гражданских прав.

В соответствии с ч. 1 ст.

3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов, самостоятельно определив способы их судебной защиты, соответствующие ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Защита гражданских прав осуществляется способами, перечисленными в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также иными способами, предусмотренными в законе.

Истец свободен в выборе способа защиты своего нарушенного права, однако избранный им способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и спорного правоотношения, характеру нарушения. В тех случаях, когда закон предусматривает для конкретного правоотношения определенный способ защиты, то лицо, обращающееся в суд, вправе воспользоваться именно этим способом защиты.

При этом в результате применения соответствующего способа судебной защиты нарушенное право должно быть восстановлено, то есть избираемый способ защиты в случае удовлетворения требований истца должен привести к восстановлению его нарушенных или оспариваемых прав.

Необходимым условием применения того или иного способа защиты является обеспечение восстановления нарушенного права. В противном случае право на заявленный иск в рамках данного конкретного дела у истца отсутствует.

Следовательно, истец, обращаясь в суд за защитой нарушенных прав, должен указать, какие её права и каким образом нарушены ответчиком, а также самостоятельно избрать предусмотренный законом способ защиты нарушенного права.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, указал, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты нарушенного права.

С данным выводом суда первой инстанции согласна и судебная коллегия по следующим основаниям.

Согласно пояснениям истца и её представителя, в производстве Зеленодольского городского суда Республики Татарстан находится гражданское дело по иску Никифоровой А.А. к Никифорову О.М. о разделе совместно нажитого имущества супругов.

По их же пояснениям в собственности ответчика находятся земельный участок с домом по адресу: Республика «адрес» , которые приобретены в период брака с ответчиком.

Ответчик препятствует правосудию, поскольку уклоняется от оформления земельного участка с домом, технический и кадастровый паспорт на дом, землеустроительные документы необходимы для предоставления доказательств в Зеленодольский городской суд по спору о разделе совместно нажитого имущества. А.А. Никифорова не может обеспечить доступ работников БТИ для оформления документов, поскольку ответчик препятствует тому.

Суд первой инстанции, верно, указал, что Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит норм, которые допускали бы возможность одной стороны требовать в исковом порядке от другой стороны предоставления доказательств по гражданскому делу.

На основании вышеизложенного, с учетом норм права перечисленных выше, районный суд правильно указал, что истец выбрала способ защиты, не предусмотренный законом и в удовлетворении исковых требований отказал. Кроме этого суд первой инстанции указал на недоказанность нарушения прав и законных интересов истца со стороны ответчиков.

При этом районным судом разъяснено, что надлежащий способ защиты нарушенного права истца предусмотрен Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, а именно частью 1 статьи 57 данного кодекса, согласно которой в случае, если представление необходимых доказательств для лиц, участвующих в деле, затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В этой связи истец не лишена права заявлять ходатайство о содействии в сборе доказательств в рамках того дела, для которого необходимы указываемые истцом доказательства в виде технического и кадастрового паспортов на дом и землеустроительных документов на земельный участок.

Доводы апелляционной жалобы не ставят под сомнение вынесенное судом решение, так как аналогичны доводам истца и ее представителя, которые были предметом исследования и оценки суда с соблюдением правил ст. ст. 12, 55, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

По существу все доводы апелляционной жалобы сводятся к переоценке установленных судом обстоятельств.

Однако основания для иной оценки имеющихся в материалах деле доказательств отсутствуют, поскольку выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам и нормам материального права, регулирующего спорные правоотношения.

Апелляционная жалоба не содержит фактов, которые не были проверены и учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, имели бы правовое значение для рассмотрения спора по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции.

Судебная коллегия считает, что обстоятельства, имеющие значение для дела установлены, доводы сторон и представленные ими доказательства судом первой инстанции надлежащим образом исследованы и оценены, по делу постановлено соответствующее требованиям материального и процессуального закона решение, которое подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. 199, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

заочное решение Ново-Савиновского районного суда города Казани Республики Татарстан от 19 декабря 2013 года

по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу А.А. Никифоровой без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение шести месяцев в кассационную инстанцию Верховного Суда Республики Татарстан.

Председательствующий

Судьи

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/124391375/

Главы из книги НАСТОЛЬНАЯ КНИГА СУДЬИ ПО СПОРАМ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ

Ненадлежащий способ защиты нарушенного права

 3. Если на стадии принятия иска суд придет квыводу о том, что избранный способ защиты права собственности или другоговещного права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство неявляется основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращениялибо оставления без движения.

В соответствии сост. 148 ГПК РФ илист. 133 АПК РФ на стадии подготовкидела к судебному разбирательству суд должен определить, из какого правоотношениявозник спор и какие нормы права подлежат применению при разрешении дела.

Принимая решение, суд в силуч. 1 ст. 196 ГПК РФ илич. 1 ст. 168 АПК РФ определяет, какиенормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Согласноп. 3 ч. 4 ст.

170 АПК РФ арбитражныйсуд указывает также в мотивировочной части решения мотивы, по которым неприменил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

В этойсвязи ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнениюсуда, в данном деле норма права сама по себе не является основанием для отказа вудовлетворении заявленного требования.

Пункт 3Постановления Пленума N 10/22 устанавливает правило, согласно которому выбористцом ненадлежащего способа защиты не должен становиться поводом для отказа впринятии иска. Суду необходимо принять дело к своему производству, выяснить,какова суть требований, и в зависимости от этого определить применимые нормы.

Далее комментируемый пункт называетстадию процесса, в которой разрешаются данные вопросы, — стадия подготовки — иприводит положения ст. 148 ГПК РФ.

Всоответствии с данной нормой задачами подготовки дела к судебномуразбирательству являются, среди прочего, уточнение фактических обстоятельств,имеющих значение для правильного разрешения дела, определение закона, которымследует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношенийсторон.

Пункт 3Постановления Пленума N 10/22 необходимо применять в совокупности сп. п. 5,6 Постановления ПленумаВерховного Суда РФ от 24 июня 2008 г.

N 11 «О подготовке гражданских дел ксудебному разбирательству» , которые разъясняют, что необходимо понимать подуточнением обстоятельств и чем необходимо руководствоваться при определениизакона, подлежащего применению.

Так, под уточнением обстоятельств, имеющихзначение для правильного разрешения дела, следует понимать действия судьи и лиц,участвующих в деле, по определению юридических фактов, лежащих в основаниитребований и возражений сторон, с учетом характера спорного правоотношения инорм материального права, подлежащих применению.

В случае заблуждения сторонотносительно фактов, имеющих юридическое значение, судья на основании нормматериального права, подлежащих применению, разъясняет им, какие факты имеютзначение для дела и на ком лежит обязанность их доказывания (ст.56 ГПК РФ) (п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г.

N 11 «Оподготовке гражданских дел к судебному разбирательству»).

При определении законаи иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться приразрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, чтоони должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основанияиска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющихюридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием искаявляются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовойнормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса отом, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела (п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 «Оподготовке гражданских дел к судебному разбирательству»).

———————————

БВС РФ. 2008. N 9.

Рассматривая иски, направленные на защиту правасобственности, суду следует иметь в виду, что лицо свободно в выборе способазащиты. Свобода выбора означает, что никто не может быть понужден к выбору тогоили иного способа защиты.

Это в полной мере соответствует правилу, согласнокоторому гражданское законодательство основывается на необходимостибеспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановлениянарушенных прав, их судебной защиты; граждане (физические лица) и юридическиелица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своеминтересе (ст.ст. 1,9 ГК РФ). Свобода выборавыражается также в возможности сочетать несколько не являющихсявзаимоисключающими способов защиты. На практике, например, виндикационный иск вотношении объекта недвижимости зачастую предъявляется в сочетании с требованиемо признании права собственности. Чаще всего подобная комбинация используется длятого, чтобы вписаться в классическую формулу виндикационного иска как исканевладеющего собственника к владеющему несобственнику. Нередко виндикационныйиск сочетается с требованием о признании сделки недействительной. Делается это сцелью обоснования незаконности владения ответчиком. А иногда можно встретить всетри требования одновременно: признание сделки недействительной, признание правасобственности и истребование имущества из чужого незаконного владения, которыеорганично сочетаются друг с другом.

Говоря о свободе выбора способа защиты, отметим, чтовыбор может осуществляться только среди предусмотренных законом способов защитыгражданских прав (ст.12 ГК РФ). В судебной практике встречаются способы защиты, которыепрямо не указаны ни в ст. 12 ГК РФ, ни в других правовых нормах, но тем не менееих существование может быть подтверждено другими положениямиГК РФ.

Так, например, иск опризнании права собственности, получивший очень большое распространение напрактике, может быть выведен из такого способа защиты, как признание права (абз.2 ст. 12 ГК РФ). Другой, не менее распространенный способ защитыправа — признание договора незаключенным — может быть обоснован существованиемнезаключенных договоров (ст.ст.

432,433 ГК РФ), а следовательно, инеобходимостью признания их таковыми.

В случае если истец выбрал ненадлежащий способзащиты, суд должен разъяснить, что выбранный им способ защиты предполагаетприменение той или иной нормы права и его удовлетворение возможно только приустановлении таких-то фактических обстоятельств.

Например, если истец требуетреституции в виде возврата жилого дома, суд должен разъяснить, что реституцияисключается тогда, когда это прямо предусмотрено законом. Кроме того, требованиео реституции не удовлетворяется, если установлена добросовестность приобретателя.

Невозможность реституции жилого дома может быть связана с фактом существованиявещи: если жилой дом перестал существовать физически (уничтожен) либо юридически(вследствие существенного изменения: перестроен, достроен и т.п.).

Так какреституция направлена на возврат имущества от приобретателя, то утратаприобретателем владения домом, даже если он сохранился в натуре, влечет отказ вреституции. Реституция возможна только тогда, когда все стороны сделкисуществуют как субъекты гражданско-правовых отношений либо на их место всталуниверсальный правопреемник.

Исходя из этого, суд должен определить следующиеюридически значимые обстоятельства по делу: 1) имеются ли препятствия креституции, указанные в законе; 2) если нет, был ли передан жилой дом; 3)сохранился ли объект недвижимости физически; 4) если сохранился, был ли онсущественным образом изменен; 5) если сохранился физически и не был существеннымобразом изменен, владеет ли им приобретатель по сделке или его универсальныйправопреемник. И только если, несмотря на все эти разъяснения, истец не заменилненадлежащий способ защиты надлежащим (например, при определении судом того, чтодля реституции требуется существование жилого дома в неизмененном илинесущественно измененном состоянии, а исходя из обстоятельств дела его уже нет впрежнем виде, но требование осталось прежним — возврат вещи в натуре), в искенеобходимо отказать .

———————————

См.: Зарубин А.В. и др. Гражданско-правовыеспособы защиты права собственности на недвижимость. С. 60 — 62. Авторы главы -А.В. Зарубин, Н.С. Потапенко.

В иске необходимо отказывать и тогда, когда лицовыбрало способ защиты, не предусмотренный законом.

Однако нет оснований к отказу в иске, еслитребования истца по сути правильные, но именуются они неверно и неверноуказывается подлежащая применению норма права. Например, истец требуетвиндикации жилого дома, ссылаясь наст. ст. 301,302 ГК РФ и указывая при этом вкачестве ответчика своего контрагента по договору, на основании которого перешелспорный дом.

Очевидно, что здесь имеется в виду реституционный иск, поэтому суддолжен рассматривать спор, исходя из положенийст. ст. 166,167 ГК РФ и других, применимых поделу о недействительности сделки и применении последствий ее недействительности.Напротив, если истец требует применения реституции в отношении себя, ссылаясь наст. ст.

166, 167 ГК РФ, и указывает в качестве ответчика приобретателя, несостоявшего с истцом в обязательственных правоотношениях и приобретшего спорноеимущество от третьего лица, следует исходить из того, что истец по существутребует виндикации. Соответственно, необходимо руководствоваться положениямист. ст.

301,302 ГК РФ и не быть связанным нинаименованием требования, ни его правовым обоснованием.

Источник: http://av-ue.ru/nks_k.php?d=nks_13.htm

Ненадлежащий способ защиты права

Ненадлежащий способ защиты нарушенного права

(Бычков А. И.) («Арбитражный и гражданский процесс», 2011, N 9)

НЕНАДЛЕЖАЩИЙ СПОСОБ ЗАЩИТЫ ПРАВА

А. И. БЫЧКОВ

——————————— Bychkov A. I. Due way of protection of right.

Бычков Александр Игоревич, начальник юридического отдела ЗАО «ТГК «Салют».

В настоящей статье рассматриваются вопросы, связанные с использованием в арбитражном процессе ненадлежащего способа защиты права, раскрываются понятие и признаки данного правового явления.

Ключевые слова: ненадлежащий способ защиты права, восстановление нарушенных прав, материально-правовой интерес.

The issues connected with use of improper way of protection of right in the arbitration procedure, the concept and signs of the given legal phenomenon are revealed in the article.

Key words: Improper way of protection of right, rehabilitation of broken rights, material-legal interest.

В соответствии со ст. 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют согласно правилам о подведомственности, установленным процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд. Статьей 12 ГК РФ предусмотрены конкретные способы защиты прав, перечень которых не является исчерпывающим.

Иные способы защиты права, не указанные в ст. 12 ГК РФ, могут устанавливаться законом. Как отмечает В. В. Витрянский, все названные в ст. 12 ГК РФ способы защиты права носят универсальный характер и могут быть применены для защиты, как правило, любого субъективного гражданского права . ——————————— Витрянский В. В. Новый Гражданский кодекс и суд // Хозяйство и право.

1997. N 6. СПС «КонсультантПлюс».

Вместе с тем возможность выбора лицом, полагающим свои права нарушенными, того или иного способа защиты предполагает необходимость учета им в соответствующем случае характера допущенного в отношении его нарушения, поскольку выбранный им способ защиты должен способствовать восстановлению его нарушенного права и удовлетворять материально-правовой интерес.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих правоприменительных решениях неоднократно подчеркивал, что из права каждого на судебную защиту его прав и свобод, в том числе на судебное обжалование решений и действий органов государственной власти и органов местного самоуправления, как оно сформулировано в ст.

46 Конституции Российской Федерации, не следует возможность выбора гражданином или объединением граждан по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным категориям дел определяются исходя из Конституции Российской Федерации федеральными законами (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2011 г.

N 450-О-О, от 18 июля 2006 г. N 367-О и др.). Гарантируя каждому судебную защиту прав и свобод, Конституция Российской Федерации одновременно предусматривает, что порядок судопроизводства определяется федеральным законодательством пункт «о» ст. 71, часть 1 статьи 76).

Тем самым предполагается, что заинтересованные лица вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса лишь в установленном порядке, что не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту; закрепленные законодателем требования — при обеспечении каждому возможности обратиться в суд — обязательны для заявителя (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 2006 г. N 274-О, от 29 января 2009 г. N 54-О-О, от 19 октября 2010 г. N 1308-О-О и др.). Сформулированные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации единообразно применяются и арбитражными судами. Как указал ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 22 января 2010 г. по делу N А43-9961/2009, процессуальным законодательством Российской Федерации предусмотрено, что каждое заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой своих прав и охраняемых законом интересов, такая защита является одной из задач судопроизводства. По смыслу данной нормы предъявленный иск должен способствовать восстановлению нарушенных или оспариваемых прав, т. е. в результате его удовлетворения должен удовлетворяться материально-правовой интерес лица, обратившегося за судебной защитой. Аналогичную позицию занимает ФАС Северо-Западного округа, в Постановлении от 22 ноября 2010 г. по делу N А21-2136/2009 указавший, что избранный истцом способ защиты своего права должен соответствовать характеру нарушения и в результате его реализации нарушенное право восстанавливается. В рассматриваемом же им в названном Постановлении случае третье лицо обратилось с требованием о признании незаключенным договора аренды между организациями, не доказав наличие у него интереса в этом. Избрание такого способа защиты, как признание сделки незаключенной, имеет своей целью прежде всего устранение разногласий контрагентов относительно предмета состоявшегося договора и должно способствовать разрешению споров по надлежащему исполнению обязательств. Таким образом, определенность предмета обязательства должна проверяться применительно к участникам соответствующего договора, т. е. суду надлежит выяснить способность сторон сделки идентифицировать ее предмет. В случае если стороны таковой в предмете договора не заблуждаются, неопределенность третьего лица по этому поводу не имеет юридического значения. В практике арбитражных судов достаточно единообразно применяется правило о том, что если заявленный иск не соответствует характеру спорного правоотношения, то он подлежит отклонению по мотиву выбора ненадлежащего способа защиты права. Так, ВАС РФ указал, что иск об освобождении земельного участка, занятого объектом недвижимости, возведенным с согласия арендодателя, по существу, направлен на его снос и не может рассматриваться по правилам об освобождении арендованного имущества, а при наличии к тому же смежных строений их собственники подлежат привлечению к делу (Постановление Президиума ВАС РФ от 25 января 2011 г. N 10661/10). ФАС Поволжского округа в Постановлении от 17 августа 2009 г. N А06-1185/2006 отметил, что в иске о признании установки расходомера газа незаконной, а показаний приборов недействительными отказано, поскольку истцом выбран ненадлежащий способ защиты нарушенного права. Данные требования истца основаны на необходимости установления фактически полученного ответчиком газа по договору поставки. То есть между сторонами существуют обязательственные правоотношения, что исключает применение ст. 304 ГК РФ. В другом деле ФАС Волго-Вятского округа отказал в удовлетворении заявления предпринимателя о признании незаконным уведомления муниципального учреждения о прекращении действия договора аренды земельного участка, направленного заявителю (арендатору) в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 610 ГК РФ, указав при этом, что предприниматель избрал ненадлежащий способ защиты своих прав, поскольку уведомление о прекращении действия договора аренды не относится к числу ненормативных актов органов местного самоуправления и не может обжаловаться в порядке, предусмотренном главой 24 АПК РФ (Постановление от 14 ноября 2008 г. по делу N А82-14840/2007-56). Аналогичным образом в другом деле ФАС Дальневосточного округа отказал в удовлетворении заявленного иска, поскольку выбранный истцом способ защиты не соответствовал характеру допущенного нарушения его прав. Общество (абонент) обратилось в арбитражный суд с иском к предприятию (энергоснабжающая организация) о признании незаконными действий предприятия по неподключению помещений общества к теплоснабжению. Отказывая в иске, суд указал, что избранный истцом способ защиты своих прав является ненадлежащим, так как не соответствует положениям ст. ст. 307 — 419, 539 — 548 ГК РФ. Выбор способов защиты гражданских прав зависит от характера спорного правоотношения и регулирующих его норм материального права. Кроме того, по смыслу ст. ст. 11, 12 ГК РФ, п. 2 ст. 29, ч. 1 ст. 197 АПК РФ арбитражный суд рассматривает требования о признании незаконными действий государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, если они вытекают из публичных правоотношений. Ответчик же является коммерческой организацией и не наделен какими-либо властными функциями по отношению к другим участникам гражданского оборота (Постановление от 20 марта 2008 г. N Ф03-А24/08-1/799). По делу N А32-40977/2009, отказывая истцу в негаторном иске, ФАС Северо-Кавказского округа указал, что удовлетворением такого иска не достигается восстановление нарушенного права истца, фактически утратившего владение имуществом. Надлежащим способом защиты права будет только лишь виндикационный иск. Дополнительно ФАС Северо-Кавказского округа также отметил, что действующее законодательство Российской Федерации не ограничивает лицо, чьи права нарушены, в выборе способов защиты, предусмотренных ст. 12 ГК РФ. Вместе с тем если нормы права предусматривают для конкретного правоотношения определенный способ защиты, то лицо, обратившееся в суд за защитой своего нарушенного права, вправе применять лишь этот способ. Аналогичным образом и в другом деле тот же окружной суд указал, что, предъявив требование о возврате помещений из незаконного владения ответчика при наличии не расторгнутого в установленном порядке договора, собственник имущества воспользовался ненадлежащим способом защиты. Предусмотренный ст. 301 ГК РФ способ защиты прав собственника в отношении индивидуально-определенной вещи не применяется к договорным отношениям ввиду различий законодательного регулирования вещных и обязательственных правоотношений (Постановление от 9 декабря 2009 г. N А61-573/2009). В другом деле ФАС Западно-Сибирского округа отказал в удовлетворении заявленного на основании ст. 304 ГК РФ иска собственника помещений к банку об их освобождении в связи с использованием ненадлежащего способа защиты. Суд указал, что данный иск является виндикационным и регулируется ст. 301 ГК РФ (Постановление от 16 декабря 2009 г. N А27-5321/2009). Рассмотрением виндикационного иска обеспечивается возможность соединения права и фактического владения, а также защита владельца правилами исковой давности, что гарантирует стабильность гражданского оборота и защиту всем участникам спора их прав и законных интересов (Постановление от 23 августа 2010 г., см. также Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 сентября 2010 г. N А10-4746/2009). Аналогичную позицию занимает и ВАС РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 15 сентября 2009 г. N 5429/09). Важное значение в понимании и применении способов защиты нарушенных прав в целях их эффективного восстановления имеют руководящие разъяснения ВАС РФ, который применительно к позиции ответчика в арбитражном процессе отметил, что свои права тот вправе защищать как путем предъявления самостоятельного иска, исходя из способов, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, или при наличии к тому оснований путем заявления встречного иска, так и путем заявления возражений по существу заявленных истцом требований. Президиум ВАС РФ в Постановлении от 2 ноября 2010 г. N 11937/10 отметил, что право на защиту реализуется с помощью предусмотренных законом средств. Оно реализуется, в частности, путем предъявления заинтересованным лицом искового требования к другому лицу либо представления последним возражений по существу такого требования, используя которые ответчик может ссылаться на факты и обстоятельства, подтверждающие отсутствие у истца права на удовлетворение иска полностью или частично. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. за N 57 «О некоторых вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», разъяснено, что эффективная судебная защита нарушенных прав может быть обеспечена своевременным заявлением не только встречного иска, но и возражений. Отмечая, что право выбора способа защиты права принадлежит истцу, ВАС РФ указывает на то обстоятельство, что суд не вправе выходить за пределы исковых требований и решать за самого истца, какой способ защиты нарушенного права тому следует избрать, если для него законом установлена возможность выбора способов защиты (Определение ВАС РФ от 13 мая 2011 г. N ВАС-3024/11). Вместе с тем следует учитывать, что заявленный иск не обязательно должен по форме соответствовать способу защиты, прямо поименованному в законе. Не соответствующий по форме, но идентичный с одним из установленных законом способов защиты, такой иск не может быть отклонен лишь по такому основанию. Так, в Постановлении от 20 октября 2010 г. N 4372/10 Президиум ВАС РФ указал, что не является существенной ошибкой избрание способа защиты, по форме не соответствующего тем, что предусмотрены законом, но идентичным с ними по содержанию, характеру, целевой направленности и условиям предъявления, поскольку несовпадение формулировки заявленного иска с применимым способом защиты нарушенного права не может влиять на существо самого требования. Указанная позиция сформулирована им применительно к ситуации, когда истец предъявил иск о признании права ответчика, зарегистрированного в ЕГРИП прекращенным, в то время как в соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 52 Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», такой иск именуется требованием о признании права или обременения отсутствующим. С учетом изложенного можно сделать следующие выводы. Защита нарушенных или оспариваемых прав осуществляется способами, предусмотренными законом, перечень которых не является исчерпывающим. Право выбора того или иного способа защиты принадлежит истцу, равно как и ответчику принадлежит право защищать свои права и охраняемые законом интересы путем заявления самостоятельного иска или встречного при наличии к тому оснований, а также путем заявления возражений по существу заявленных истцом требований. Выбор способа защиты права должен осуществляться с учетом характера допущенного нарушения и не может осуществляться истцом произвольно, поскольку право на судебную защиту, конституционный смысл которого раскрыт Конституционным Судом Российской Федерации, не предполагает возможность выбора для истца по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным категориям дел определяются исходя из Конституции Российской Федерации федеральными законами. Избранный истцом способ защиты права должен способствовать восстановлению его нарушенного права и удовлетворять его материально-правовой интерес. Выбор и предъявление иска без учета данных требований может быть расценены как избрание ненадлежащего способа защиты права, что является основанием для отказа в иске.

——————————————————————

Источник: http://center-bereg.ru/b5047.html

ЗаконаНадзор
Добавить комментарий