Примеры коллизии в уголовном праве

Конкуренция уголовно правовых норм примеры

Примеры коллизии в уголовном праве

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами.

Уголовное право подробно раскрывает все варианты применения законодательных норм. Но иногда встречаются ситуации, когда в отношении одного и того же деяния действует несколько уголовно-правовых статей.

В итоге из нескольких выбирается одна, но более подходящая.

Такие ситуации теоретическое уголовное право называет конкуренцией (коллизией) норм. Рассмотрим подробнее определение и примеры коллизии в правовой практике. Понятие конкуренции уголовно-правовых норм трактуется юристами и правоведами по-разному.

Одни рассматривают конкуренцию как правовое регулирование единого правоотношения несколькими статьями, при котором применяется только одна из норм.

Другие правоведы трактуют коллизионные нормы как расхождение применения одного правоотношения в разных ситуациях. Иногда в практике правоприменения возникают сложности при определении того, какая из статей должна применяться в конкретном случае.

Для разрешения неопределенности законодателем дано указание в третьей части статьи 17 УК РФ.

Рекомендуем прочесть:  можно ли купить билет на поезд на место для инвалидов

Если конкретные уголовные правонарушения регулируются общими и специальными нормами и в составе преступления отсутствует совокупность деяний, уголовную ответственность присуждают по статье специального характера. Общая черта всех конкурирующих норм в уголовном праве – это их относимость к одному и тому же деянию. При этом в одной из этих статей наиболее точно выражается правовая природа совершенного лицом преступления.

В связи с этим схожие статьи не полностью совпадают по содержанию и объему. Столкновения могут возникать при противоречиях в законе или при логичном изложении норм.

Поэтому перед правоприменителем стоит главная задача по конкуренции норм уголовного права – разрешить вопросы коллизии.

Выделяют такие признаки конкуренции уголовно-правовых норм: Коллизии статей уголовного права делятся на два основных вида: абстрактные и реальные.

Содержательные коллизии в уголовном праве

  • По месту закрепления уголовно-правовые нормы могут конкурировать в соотношении общая и специальная, общая и исключительная, специальная и исключительная и коллизия специальных статей между собой.
  • Деление конкуренции на внутриотраслевую, межотраслевую и межправовую зависит от места и источника расположения коллизионных норм.
  • Внутриотраслевые коллизии возникают между статьями, относящимися к одной отрасли права.
  • Юристами предусмотрено внутреннее разделение этого понятия на виды конкуренции норм в уголовном праве: Межотраслевую конкуренцию можно описать как правоотношения, которые возникают между предписаниями правового характера разных правовых отраслей (например, уголовного, уголовно-исполнительного, уголовно-процессуального, административного, конституционного и так далее).
  • Межотраслевые коллизии делятся на следующие подвиды: Правовед Иногамова-Хегай конкуренцию норм уголовного права делит на пространственные, темпоральные, иерархические и содержательные.
  • Она же выделяет отдельными видами конкуренции норм по месту закрепления.

Абстрактные коллизии возникают на законодательном уровне. Они не зависят от того, есть ли конкретное совершенное преступление и конкретное рассматриваемое по этой коллизии уголовное дело. Примером может служить конкуренция статей 56 и 88 Уголовного кодекса РФ.

В первой максимальным сроком лишения свободы установлено двадцать лет, в первой – десять лет для лиц, не достигших совершеннолетия. Указанные статьи конкурируют между собой (даже если по этой статье не рассматривается ни одно конкретное уголовное дело).

Реальные конкуренции возникают в процессе рассмотрения конкретных и реальных дел уголовного характера.

— Совет юриста

Независимо от вида коллизии, ее нужно преодолевать, чтобы в будущем при правоприменении не возникало проблем. Преодолением коллизии является разрешение имеющегося расхождения в каждом конкретном уголовном деле при применении уголовно-правовых норм. Цель разрешения реальной конкуренции – выбор одной статьи из нескольких схожих, которые относятся к одному и тому же преступлению.

Процесс преодоления уголовно-правовых конкуренций норм в российском уголовном праве является механизмом, включающим коллизионные нормы, правила и принципы конкуренции, а также толкование правовых установок уголовной сферы.

Помимо общего деления конкуренции статей на абстрактные и реальные, существует еще несколько критериев деления: по позиции правовой системы и законодательства, по свойствам и по месту закрепления. По позиции правовой системы и законодательства виды конкуренции норм делятся на внутриотраслевые, межотраслевые и межправовые.

По свойствам конкуренции норм уголовного права (квалификация коллизий должна быть знакома всем, кто ведет юридическую практику) делятся на пространственные, темпоральные, иерархические и содержательные.

Выделение пространственной конкуренции базируется на отношениях нескольких уголовно-правовых норм, которые действуют на различных территориях.

Возникновение пространственных коллизий вызывают три причины: Темпоральные коллизии являются конкуренциями между несколькими действующими в разные промежутки времени правовыми нормами.

Такая разновидность конкуренции правовых норм в уголовном праве считается коллизией законов во времени, или временной коллизией. Иерархические коллизии – это отношения между правовыми нормами, имеющими разную юридическую силу.

В уголовно-правовой сфере таких коллизий очень мало, так как источниками права в уголовной сфере являются только акты, имеющие высшую юридическую силу, то есть законы. В связи с этим иерархическая коллизия как понятие отсутствует в уголовном праве.

Особенностями видов конкуренции норм уголовного права содержательного вида являются отношениями, затрагивающие общие, специальные и исключительные нормы.

Проблема конкуренции норм, имеющих одну отраслевую принадлежность, возникает из-за различий в объемах правового регулирования.

Рекомендуем прочесть:  рейтинг доходности нпф по итогам 2019 года

Этот вид коллизий встречается в уголовно-правовой сфере наиболее часто. Конкуренция специальных норм в уголовном праве с общими является единственным видом, разрешение которого разрешено на законодательном уровне.

Конкуренция в этом случае объясняется тем, что выделение норм специального типа законодателем может происходить как по принципу повешенной, так и по принципу пониженной опасности поведения того или иного лица для общества.

Коллизии норм специального характера делятся на три подвида: Конкуренция такого типа возникает в тех ситуациях, когда квалификацию совершенного преступления одновременно можно отнести к нескольким нормам законодательства. При этом одна законодательная норма охватывает все элементы совершенного деяния, а другая – только одну часть или некоторые части.

Такая конкуренция появляется при одновременном столкновении простого единого и сложного единого составного уголовного правонарушения.

В этом случае одно из уголовных правонарушений, согласно законодательству, это обязательный или квалифицированный признак другого (составного) преступления. Например, конкуренция целого и части встречается при рассмотрении преступления, установленного статьей 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, то есть разбоя.

Разбой является нападением с целью хищения имущества другого лица, при совершении которого применяется насилие, опасное для здоровья и жизни. Другой вариант — применяется угроза использования такого типа насилия.

Насилие, опасное для здоровья и жизни, — причинение потерпевшему вреда небольшой степени, вызвавшее расстройство состояния здоровья на короткое время или небольшую утрату трудоспособности, причинение вреда средней или высокой степени тяжести, а также смерти.

Но такое деяние является самостоятельным составом и сформулировано в других статьях УК РФ (112, 105, 115, 111).

В том случае, если разбойное нападение повлекло за собой причинение вреда здоровью пострадавшего, возникает коллизия норм о разбое и преступлениях, направленных на причинение вред личности.

Правоприменителями установлено, что в этом случае применяется статья о разбое, так как она охватывает совершенное преступление в более полном объеме.

В том случае, если разбойное нападение повлекло за собой причинение вреда здоровью пострадавшего, возникает коллизия норм о разбое и преступлениях, направленных на причинение вред личности.

Правоприменителями установлено, что в этом случае применяется статья о разбое, так как она охватывает совершенное преступление в более полном объеме. Общее правило о том, что при конкуренции целого и части выбирается целое, имеет одно исключение.

Если преступление, составляющее часть, является более тяжким уголовным правонарушением, чем его целое, то деяние квалифицируется как совокупность уголовных правонарушений. Конкуренция уголовных норм в практике встречается часто.

Поэтому правоприменители должны правильно разбирать совершенные деяния, вычленять конкурирующие нормы и правильно применять необходимую в каждом конкретном случае.

Уголовно-правовых норм При квалификации преступлений правоприменитель нередко встречается с положением, когда какое-то деяние подпадает одновременно под признаки нескольких уголовно-правовых норм. С позиций системы права и законодательства она выделяет коллизии межправовые, межотраслевые и внутриотраслевые.

Этот вид конкуренции встречается в тех случаях, когда одна уголовно-правовая норма излагается в нескольких статьях УК. При этом может сложиться ситуация, когда одна из норм противоречит другой, иногда нормы не находятся в противоречии, но охватывают одно и то же уголовно наказуемое деяние в большем или меньшем объеме.

Итак, коллизия и конкуренция уголовно-правовых норм. Существование названных явлений вполне объяснимо, так как едва ли возможна универсальная конструкция нормы, предусматривающей абсолютно все признаки и не пересекающейся с другой по объему ответственности, отдельным признакам преступления, субъекту.

Конкуренция уголовно-правовых норм ею рассматривается как внутриотраслевая коллизия. Однако называемое в первой из ряда статей УК преступление может совершаться различными способами, с различными формами вины либо при наличии обстоятельств, повышающих или понижающих степень общественной опасности деяния.

Источник: http://ksbs.net.ru/konkurenciya-ugolovno-pravovyh-norm-primery.html

Персональный сайт — Вопрос 21

Примеры коллизии в уголовном праве

21.      Коллизии и конкуренция норм в уголовном праве.

Коллизии – конкуренция норм в уголовном законодательстве.

Конкуренция – взаимоотношение норм права, при котором одна из них более точно отражает содеянное (дает юридическую оценку содеянному).

Коллизия (конкуренция) в уголовном праве обладает следующими признаками:

  1. коллизия — это определенное отношение, которое возникает между двумя или более правовыми институтами. Обычно в уголовном праве коллизия возникает между нормами права. Однако нередко правоприменителям приходится сталкиваться с коллизиями нескольких актов толкования, скажем, разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, и даже
  2. с коллизиями норм права и актов толкования;

коллизионное отношение возникает по поводу регулирования конкретного общественного отношения. В уголовном праве в абсолютном большинстве случаев — по поводу совершения конкретного преступления;

  1. коллизия возникает лишь там, где одно фактическое отношение регламентируется двумя или более нормами права:
  2. конкурируют нормы, находящиеся между собой в противоречии, т.е. предполагающие взаимоисключающие правила поведения. Однако чаще всего в коллизию вступают частично несогласованные нормы и даже нормы, которые полностью совпадают по объему и содержанию, но различаются по временному или пространственному действию либо по юридической силе.

С точки зрения структуры уголовного права внутриотраслевые коллизии в уголовном праве подразделяются на:

  1. коллизии норм Общей части;
  2. коллизии норм Особенной части;
  3. коллизии между нормами Обшей и Особенной частей Уголовного кодекса.

В зависимости от свойств коллизии подразделяются на темпоральные, пространственные, иерархические и содержательные.

Темпоральные коллизии — это коллизии между двумя или несколькими разновременно действующими нормами права. Иначе темпоральные коллизии можно назвать коллизией законов во времени, временными коллизиями. В теории уголовного права данный вид коллизий и способы их разрешения обычно рассматриваются в теме «Уголовный закон» как проблема действия уголовных законов во времени.

Пространственные коллизии — это отношения между двумя или более уголовно-правовыми нормами, действующими на разных территориях.

Причины возникновения пространственных коллизий в уголовном праве заключаются, во-первых, в пространственной ограниченности действия уголовных законов только пределами государственной территории, во-вторых, пространственной протяженностью некоторых категорий преступлений, в результате чего преступление может совершаться на территории не одного, а двух, а то и нескольких государств, в-третьих, в изменении границ государственных территорий. Проблема разрешения пространственных уголовно-правовых коллизий также рассматривается в гл. 2 «Уголовный закон» как проблема действия уголовного закона в пространстве.

Иерархические коллизии — это отношение между нормами различной юридической силы. Поскольку единственным источником уголовного права являются акты высшей юридической силы — уголовные законы, иерархические коллизии в традиционном их понимании в уголовном праве отсутствуют.

Однако в современный период можно выделить иерархические коллизии несколько иного типа: 1) коллизии норм международного и национального уголовного законодательства; 2) коллизии конституционных и отраслевых уголовно-правовых норм; 3) коллизии между правом и законом.

Содержательные коллизии — это отношения между общими и специальными, общими и исключительными нормами.

Содержательные коллизии возникают между нормами одной отраслевой принадлежности по причине разницы в объеме правового регулирования.

Именно содержательные коллизии в уголовном праве чаще всего именуют конкуренцией уголовно-правовых норм и именно они будут предметом наиболее подробного рассмотрения в настоящем параграфе.

Содержательные коллизии уголовно-правовых норм имеют несколько разновидностей:

1) Коллизия общей и специальной норм. Данная разновидность содержательных коллизий в отличие от других ее разновидностей в настоящий момент получила законодательное закрепление в ч. 3 ст.

17 УК РФ, где указан также способ разрешения данной коллизии: «Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме».

В уголовном законе в общей норме формулируется общий состав преступления, а в специальной — специальный состав преступления, который совпадает по своим признакам с общим, но выделен законодателем из него в самостоятельную норму вследствие особенностей одного из элементов состава преступления.

Скажем, из общей нормы, устанавливающей ответственность за убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст.

105 УК РФ), по признакам объекта преступного посягательства выделены специальные составы посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ), посягательства на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст.

295 УК РФ), посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ).

По признакам субъекта преступления из общей нормы, предусматривающей ответственность за злоупотребления служебным положением (ст.

285 УК РФ), выделена группа специальных должностных злоупотреблений со стороны работников правоохранительных органов или группа воинских должностных преступлений.

Специальные нормы могут выделяться также по признакам предмета преступления, способа совершения преступления и другим признакам состава преступления.

Процесс образования специальных норм в уголовном законодательстве многовариантен, из одной общей нормы выделяется одна или несколько специальных, из нескольких общих конструируется одна или несколько специальных и т.д. Наконец, возможно многоступенчатое деление, когда из общей нормы выделяется специальная, из нее выделяется вторичная специальная и т.д.

Для устранения конкуренции общей и специальной норм действует следующее правило: при конкуренции общей и специальной норм предпочтение должно отдаваться специальной норме.

Разновидностью конкуренции общей и специальной норм является конкуренция основного и квалифицированного, основного и привилегированного составов.

Конкуренция основного и квалифицированного составов должна разрешаться в пользу квалифицированного.

Например, при конкуренции простого убийства и убийства при отягчающих обстоятельствах уголовная ответственность наступает за убийство при отягчающих обстоятельствах.

Конкуренция основного и привилегированного разрешается в пользу привилегированного. Так, при конкуренции простого убийства и убийства со смягчающими обстоятельствами квалификация наступает по тем статьям, которые устанавливают уголовную ответственность за привилегированные убийства;

2) Коллизия общей и исключительной, специальной и исключительной норм. Исключительные нормы по-иному регламентируют те или иные вопросы уголовного права по сравнению с общими правовыми предписаниями. В уголовном законе к числу исключительных норм могут быть отнесены нормы разд. V УК РФ, регламентирующие специфику уголовной ответственности несовершеннолетних.

В частности, данные исключительные нормы предусматривают существенные, по сравнению с общими нормами, ограничения по видам и размерам наказаний, применяемых к осужденным, срокам давности привлечения к уголовной ответственности и погашения судимости, освобождения от наказания.

Для устранения коллизий общей, специальной и исключительной норм действует следующее коллизионное правило: действие исключительной нормы устраняет действие как общей, так и специальной норм. Иными словами, при конкуренции общей и исключительной, специальной и исключительной норм предпочтение отдается исключительным нормам;

3) Коллизия нескольких специальных норм должна разрешаться в пользу наиболее специальной нормы независимо от того, какое в ней предусмотрено наказание — более мягкое или более жесткое. Данное правило объясняется тем, что законодатель выделяет специальные нормы по принципу не только пониженной, но и повышенной общественной опасности того или иного человеческого поведения.

Разновидностями конкуренции нескольких специальных норм являются:

  • конкуренция двух квалифицированных составов, при которой предпочтение отдается более квалифицированному. Если кража совершается при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими частями ст. 158 УК РФ, то квалификация должна наступать лишь по той части статьи, которая содержит более квалифицированный состав. Правда, при этом формулировка обвинения должна содержать все квалифицирующие признаки, указанные как в квалифицированном, так и в особо квалифицированном составе;
  • конкуренция двух (нескольких) привилегированных составов, которая должна разрешаться в пользу наиболее привилегированного, т.е. содержащего более мягкие санкции. Так, при коллизии двух привилегированных убийств — в состоянии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, предпочтение будет отдано ст. 108 УК РФ как более привилегированному составу преступления;
  • конкуренция квалифицированного и привилегированного составов, при которой предпочтение отдается привилегированному. Данный вид конкуренции чаще всего встречается при квалификации убийств. Если убийство в состоянии аффекта совершено с особой жестокостью, общеопасным способом, совершено убийство двух или более лиц, то возникает конкуренция ст. 105 и 107 УК РФ, которая разрешается в пользу последней;

4) Коллизия части и целого возникает в случаях, когда одно деяние подпадает одновременно под действие нескольких норм, одна из которых охватывает совершенное деяние в целом, а другая — лишь отдельную его часть.

Данная конкуренция возникает при столкновении единого простого и единого сложного составного преступления, когда одно преступление (простое) является согласно закону обязательным или квалифицированным признаком другого (составного) преступления.

Примером конкуренции части и целого является составное преступление разбой. Разбой — это нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Под насилием, опасным для жизни и здоровья, понимается причинение потерпевшему смерти, тяжкого вреда здоровью, средней тяжести вреда здоровью и легкого вреда здоровью с кратковременным расстройством здоровья или незначительной утратой трудоспособности.

Между тем подобного рода насилие образует самостоятельные составы преступления, предусмотренные ст. 105, 111, 112, 115 УК РФ.

Если в процессе совершения разбоя виновный причиняет вред здоровью потерпевшего, возникает конкуренция нормы о разбое и норм о преступлениях против личности.

Данная конкуренция должна быть разрешена в пользу общей нормы, т.е. разбоя, ибо именно она наиболее полно охватывает все содеянное.

Таким образом, при конкуренции части и целого предпочтение должно отдаваться целому. Из данного общего правила судебная практика выработала одно исключение. Если часть представляет собой более тяжкое преступление, чем целое, содеянное должно быть квалифицировано по совокупности преступлений.

Источник: http://brokenrobot.narod.ru/index/0-22

Коллизии норм общей и особенной частей уголовного закона *

Примеры коллизии в уголовном праве
Zhuk M.S. Conflict of laws in the general and the special parts of the criminal law.

Жук Максим Сергеевич, прокурор Центрального административного округа г. Краснодара, кандидат юридических наук.

Автор статьи, анализируя проблемы конкуренции норм Общей и Особенной части Уголовного кодекса, предлагает законодательные пути их устранения.

Ключевые слова: Уголовный кодекс, Общая часть, Особенная часть, конкуренция норм, коллизия, устранение (предписание).

On analyzing the problems of competition of norms of the General and the Special parts of the Criminal code the author proposes legitimate ways of elimination thereof.

Key words: Criminal code, General part, Special part, competition of norms, conflict of laws, elimination (order).

В последние годы российское уголовное законодательство претерпевает значительные изменения — с момента введения в действие УК РФ в структуре его Особенной части появилось более 50 новых статей, устанавливающих уголовную ответственность за те или иные деяния.

И как показывает опыт, отечественный законодатель в целом ряде случаев вносит изменения в Особенную часть уголовного закона, не учитывая те положения, которые зафиксированы в его Общей части. Это с неизбежностью порождает ситуацию коллизии норм Общей и Особенной частей.

Отечественная наука выявила множество таких примеров, а именно: положения Особенной части УК РФ не в полной мере согласованы с предписаниями ч. 2 ст.

24 УК РФ относительно установления формы вины в преступлении ; понимание судебной практикой такого квалифицирующего признака, как совершение преступления в отношении двух или более лиц, входит в противоречие с предписаниями Общей части о понятии преступления и их совокупности ; судебное толкование такого квалифицирующего признака, как «сопряженность» одного преступления с другим, входит в противоречие с предписаниями ст. 17 УК РФ ; понимание судебной практикой признаков группы лиц и группы лиц по предварительному сговору в конкретных составах преступлений входит в противоречие с предписаниями ст. 32 УК РФ о соучастниках как исключительно о субъектах преступления ; положения ст. ст. 150 и 205.1 УК РФ о вовлечении и склонении к совершению преступлений входят в противоречие со ст. 33 УК РФ в части определения подстрекательства к преступлению ; положения ст. 35 УК РФ не получают полного развития в статьях Особенной части УК РФ, устанавливающих повышенную ответственность за преступления, совершенные в соучастии, поскольку последним не известен такой квалифицирующий признак, как «совершение преступления преступным сообществом (преступной организацией)» ; положения Особенной части об ответственности за организацию экстремистского сообщества входят в противоречие с предписаниями Общей части о формах соучастия (т.к. сообщество — это группа, создаваемая для совершения тяжких и особо тяжких преступлений) и о неоконченной преступной деятельности (т.к. создание группы как разновидность приготовления наказуемо только в случае подготовки к тяжким и особо тяжким преступлениям) ; предписания Особенной части о наказуемости некоторых преступлений входят в противоречие с законодательно установленными особенностями уголовного наказания несовершеннолетних .

Иванчин А.В. Системный подход к конструированию состава преступления // Системность в уголовном праве: материалы II Рос. Конгресса уголов. права, состоявшегося 31 мая — 1 июня 2007 г. М., 2007. С. 154. Коняхин В.П., Огородникова Н.В. Соотношение множественности преступлений и совершения преступления в отношении двух или более лиц: новый взгляд // Современные разновидности российской и мировой преступности: состояние, тенденции, возможности и перспективы противодействия: Сб. науч. тр. Саратов, 2005. С. 391 — 395. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений. М., 2007. С. 286. Рарог А.И. Принцип системности права и развитие уголовного законодательства // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Сб. материалов третьей Междунар. науч.-практ. конф. М., 2006. С. 4. Палий В.В. Вовлечение в совершение преступления и склонение к совершению преступления или антиобщественных действий: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 19 — 20. Крылова Н.Е. Системность в уголовном праве: некоторые критич. замечания // Системность в уголовном праве. С. 225. Хлебушкин А.Г. Преступный экстремизм: понятие, виды, проблемы криминализации и пенализации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 8.

Андрюхин Н.Г. К вопросу о целостности системы дифференциации уголовной ответственности несовершеннолетних // Системность в уголовном праве. С. 36.

Перечень примеров несогласованности и противоречивости между предписаниями Общей и Особенной частей уголовного законодательства можно продолжать. Некоторые из них могут быть оспорены или по крайней мере рационально объяснены. Но наша задача состоит не в этом.

Наличие отмеченных и некоторых иных несогласованностей является свидетельством того, что объективно существующие связи между Общей и Особенной частями уголовного права в действующем законодательстве отражены в ряде случаев неверно или неполно.

Важно, что коллизии предписаний Общей и Особенной частей уголовного закона как разновидность содержательных коллизий имеют своей причиной чаще всего факторы субъективного порядка, которые связаны как с несовершенством законодательной техники, так и с неразработанностью концепции построения уголовного закона . И в силу этого такие коллизии — крайне нежелательное явление в механизме уголовно-правового регулирования.

Незнамова З.А. Коллизии в уголовном праве. Екатеринбург, 1994. С. 45.

Проблема рассогласованности предписаний Общей и Особенной частей уголовного закона требует от научной общественности разработки надежного, методологически выверенного и технически применимого инструментария, направленного, с одной стороны, на предупреждение таких ситуаций, а с другой — на разрешение коллизий, которые все же возникают.

При этом важно сделать теоретическую оговорку о недопустимости смешения понятий «коллизия» и «конкуренция» уголовно-правовых предписаний Общей и Особенной частей. В отличие от Л.В. Иногамовой-Хегай мы склонны поддержать мнение В.Н.

Кудрявцева о том, что при конкуренции уголовно-правовых норм между самими нормами нет противоречия (просто имеет место ситуация, когда признаки одного преступления с различной степенью полноты или конкретизации предусмотрены двумя или более нормами); тогда как коллизия, во-первых, не связана с конкретной правоприменительной ситуацией , а во-вторых, предполагает факт противоречия между уголовно-правовыми нормами . Если коллизия — явление нежелательное, то конкуренция — нормальное и, пожалуй, неизбежное в механизме уголовно-правового регулирования. Теория и практика, в т.ч. законодательная, выработали убедительный свод правил ее преодоления. Самое общее из них состоит в том, что конкуренция нормативных предписаний Общей и Особенной частей уголовного права признается разновидностью конкуренции общей и специальной нормы и разрешается всегда в пользу специального предписания . Это правило не вызывает возражений. Однако его справедливость ограничена случаями, когда нормы именно конкурируют, а не коллизируют друг с другом.

Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации преступлений. М., 2002. С. 7. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 214 — 215. Из последних работ см. об этом: Ярмухамедов Р.Ф. Коллизии правоприменительной деятельности: теорет.-ист. аспект: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2007. С. 8 — 9. На это обратил внимание С.С. Алексеев. См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права: В 2 т. Свердловск, 1974. Т. 2. С. 137.

В УК РФ (ч. 3 ст. 17) это правило сформулировано для преодоления конкуренции нормативных предписаний Особенной части уголовного права об ответственности за те или иные преступления. Представители же научного знания справедливо распространяют его и на случаи конкуренции предписаний Общей части с предписаниями Особенной части. См.: Иногамова-Хегай Л.В. Указ. соч. С. 93 — 104.

Коллизия предполагает противоречие, рассогласование норм. В ситуации противоречия предписаний Особенной части предписаниям Общей части уголовного права справедливость правила о приоритетном применении именно специальной нормы (т.е.

предписания Особенной части) не является уж столь однозначной.

Скорее наоборот, учитывая отмеченное выше регулятивное воздействие предписаний Общей части на предписания части Особенной, коллизия должна разрешаться в пользу положений Общей части уголовного права.

В литературе этот тезис предлагается сформулировать непосредственно в тексте УК РФ, причем в самой первой его статье. Н.Н. Маршакова, в частности, аргументирует мысль о необходимости законодательно закрепить приоритет Общей части УК РФ, дополнив ст.

1 УК РФ ч. 3 следующего содержания: «При возникновении противоречий между положениями Общей и Особенной частей Уголовного кодекса, приоритет отдается положениям Общей части, за исключением случаев, специально предусмотренных настоящим Кодексом» .

Маршакова Н.Н. Классификация в Российском уголовном законодательстве: теорет.-приклад. анализ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2006. С. 6.

При всей оригинальности этого предложения с ним трудно согласиться; причем не только в силу юридико-технических несовершенств (в частности, в тексте законодательного акта недопустимо, на наш взгляд, использовать такие слова, как «противоречие» и «приоритет», поскольку содержание их может пониматься различным образом), но и по существу.

Автор предлагает предусмотреть в УК РФ коллизионную норму, призванную способствовать преодолению коллизий между предписаниями и институтами Общей и Особенной частей уголовного права. Однако она не является универсальной. С предлагаемым правилом можно согласиться лишь в части, не касающейся признаков состава преступления.

Например, если в санкции статьи Особенной части будет установлено какое-либо наказание в размере, превышающем его максимальное значение, установленное Общей частью УК РФ, то очевидно, что «приоритетом» должны пользоваться положения именно Общей части.

Если же рассматривать ситуацию противоречия в законодательном описании признаков состава преступления, то анализируемая коллизионная норма входит в неразрешимое противоречие с предписаниями ст. 3 УК РФ о недопустимости применения уголовного закона по аналогии.

Как известно, все особенные, отличительные признаки составов преступлений исчерпывающе предусмотрены в статьях Особенной части УК РФ. Они для того и формулируются там, чтобы ограничить специфическим образом общее понятие преступления.

И если содержание признака, указанного в Особенной части, не соответствует отдельным положениям Общей части уголовного права, то применение «общего понимания», «логики», «сути», «духа» закона, отраженных в Общей части, есть не что иное, как аналогия. Представляется, что даже если волеизъявление законодателя при описании признаков состава преступления в Особенной части упречно, оно не перестает быть свидетельством воли законодателя. Блокирование этой воли аналогичными волевыми предписаниями Общей части невозможно.

Полагаем, что создание коллизионных правил для разрешения противоречий между предписаниями Общей и Особенной частей уголовного закона не является оптимальным вариантом. Здесь необходимо иное решение: не преодоление, а законодательное устранение коллизий. З.А.

Незнамова указывает на несколько способов такого устранения: 1) отмена одной из конфликтующих норм; 2) отмена всех конфликтующих предписаний и издание нового уголовного закона; 3) изменение одной или всех коллизирующих норм таким образом, чтобы они не вступали в конфликт .

На наш взгляд, это единственно возможные способы восстановления системного единства уголовного закона в случае рассогласования предписаний между его Общей и Особенной частями и обеспечения адекватности закона системному характеру уголовного права.

Незнамова З.А. Указ. соч. С. 48.

При этом должно быть очевидно, что предписания и институты Общей части должны обладать большей стабильностью. Не они должны приспосабливаться к относительно быстро меняющимся предписаниям Особенной части, а наоборот, предписания Особенной части должны приводиться в соответствие с положениями Общей части.

Это, конечно, не означает для Общей части иммунитета от трансформаций. Но, внося поправки в Общую часть, надо понимать, что любая коррекция ее положений влечет за собой изменение сути уголовно-правовых явлений и конструкций, а потому сродни расщеплению атома, вмешательству в генетический код, революции в уголовном праве.

Как расщепление атома, внесение изменений в Общую часть может привести к взрыву отрасли, который не только уничтожит само уголовное право, но и окажет разрушающее воздействие на всю правовую и больше — на социальную систему.

Как вмешательство в генетический код, изменения Общей части способны привести к необратимым мутациям уголовного права, искажению его природы до такой степени, когда возникающий правовой феномен уже не будет идентифицироваться как собственно уголовное право.

Как и всякая революция, поправки в Общую часть должны иметь под собой весомые, достаточные социально-правовые, политико-экономические и идеологические причины; и кроме того, должны признаваться крайним, единственно возможным средством оптимизации уголовного права.

Гарантии стабильности Общей части уголовного права находятся, как представляется, вне сферы уголовного закона — в области нормотворчества и правопонимания.

А потому они должны включать в себя утверждение в профессиональном сознании системного видения права и оптимизацию законотворческих процедур прежде всего — за счет совершенствования экспертных процедур и повышения статуса заключений правовой, криминологической, лингвистической и иных экспертиз.

Источник: https://wiselawyer.ru/poleznoe/68904-kollizii-norm-obshhej-osobennoj-chastej-ugolovnogo-zakona

О некоторых коллизионных вопросах в уголовном праве россии

Примеры коллизии в уголовном праве

…Под коллизией следует понимать столкновение каких-либо противоположных сил, интересов, стремлений. В уголовном праве такие противоречия имеют место в Уголовном кодексе РФ между его нормами, между ними и положениями постановлений Пленума Верховного Суда РФ, между самими положениями этих постановлений, а также между ними и судебной практикой.

Гребенкин Ф.Б.

Современная уголовная политика находит, в частности, отражение в Уголовном кодексе РФ 1996 г., постановлениях Пленума Верховного Суда РФ и в судебной практике.

К сожалению, по мнению многих ученых перечисленные юридические акты не отличаются системным характером по причине наличия в них коллизий. Согласно разъяснению смысла данного термина С.И. Ожеговым и Н.Ю.

Шведовой под коллизией следует понимать столкновение каких-либо противоположных сил, интересов, стремлений [1].

В уголовном праве, к сожалению, такие противоречия имеют место в Уголовном кодексе РФ между его нормами, между ними и положениями постановлений Пленума Верховного Суда РФ, между самими положениями этих постановлений, а также между ними и судебной практикой.

Во-первых, существенное противоречие между ч. 2 ст. 2 и п. «а» ч. 1 ст. 97 УК РФ было внесено Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ. Согласно ч. 2 ст.

2 УК РФ уголовный закон устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера только за совершение преступлений.

Указанный выше закон к иным мерам уголовно-правового характера отнес принудительные меры медицинского характера, которые могут назначаться судом лицам, совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ, в состоянии невменяемости (п. «а» ч. 1 ст. 97 УК РФ).

По-прежнему, остается не совсем справедливым положение ч. 1 ст. 17 УК РФ о понятии совокупности преступлений, в соответствии с которым к ней не относятся случаи, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК РФ в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание.

В соответствии с данным положением, если убийство сопряжено с разбоем, вымогательством или бандитизмом, действия лица должны квалифицироваться только по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Многочисленные же примеры из судебной практики свидетельствуют о противоположном решении данного вопроса, что является вполне обоснованным, т.к.

при квалификации надо учитывать объект посягательства, которому причиняется вред, например, праву собственности.

Наконец-то наметились положительные сдвиги в практике привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего преступление с лицом, не являющимся субъектом преступления. В настоящее время ни одно постановление Пленума Верховного Суда РФ не разъясняет, что группу лиц могут образовывать только лица, наделенные признаками субъекта преступления.

Кстати, в уголовном законе такое требование отсутствует, а в судебной практике оно носило надуманный характер.

Совершенно очевидно, что лицо, которое привлекло для совершения преступления участников, которые не являются субъектами преступления, но оказывают ему поддержку в совершении преступления, а он рассчитывает на нее, должно привлекаться к уголовной ответственности по квалифицирующему признаку «группой лиц, группой лиц по предварительному сговору». Да и потерпевшему от этого не легче: обладают участники преступления признаками субъекта или нет.

На мой взгляд, совершенно правильно сформулирован абзац третий п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.

105 УК РФ)»: «Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего.

При этом, наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ».

В судебной же практике мы наблюдаем совершенно другие правила квалификации: группу лиц по предварительному сговору образуют только соисполнители.

Еще интереснее сформулированы в указанном пункте постановления правила квалификации организованной группой.

Исходя из данного положения, соисполнителями являются любые участники организованной группы «независимо от их роли в преступлении», что прямо ставит его в противоречие с ч. 2 ст.

33 УК РФ, в которой говорится, что соисполнителем является лицо непосредственно участвующее в совершении преступления, т.е. выполняющее часть объективной стороны состава преступления.

Говоря о вопросах соучастия, сложно не обратить внимание на явную коллизию, которую внес законодатель между ч. 4 и ч. 5 ст.

35 УК РФ, включив в понятие преступного сообщества (преступной организации) цель получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, которая для незаконного вооруженного формирования (ст.

208 УК РФ) и экстремистского преступного сообщества (ст. 282.1 УК РФ) не характерна.

Включение ч. 5 в ст. 62 УК РФ положения о смягчении наказания в случае особого порядка принятия судебного решения (глава 40 УПК РФ) не соответствует заголовку ст. 62 УК РФ — «Назначение наказания при смягчающих обстоятельствах», т.к.

является обязательным смягчением наказания, но не смягчающим обстоятельством, которое снижает степень общественной опасности совершенного преступления или учитывается в поведении лица после его совершения.

В данном случае обязательное смягчение наказания предусмотрено, наиболее вероятно, по причине экономии времени принятия судебного решения.

Нельзя не обратить внимание и на коллизию норм, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 74 УК РФ и п. «а» ч. 7 ст. 79 УК РФ, в которых речь идет об отмене условного осуждения и условно-досрочного освобождения. В нормах, предусмотренных ст.

74 УК РФ законодатель предусмотрел нарушение общественного порядка, за которое лицо привлечено к административной ответственности, в ст.

79 УК РФ почему-то оставил прежнюю редакцию, в которой говорится о лице, совершившем нарушение общественного порядка, за которое на него возложено административное взыскание.

В качестве примера противоречия конструирования норм в Особенной части УК РФ можно привести включение законодателем в качестве квалифицирующего признака совершение преступления «группой лиц». В ч. 2 ст. 105 УК РФ (Убийство) и в ч. 2 ст.

131 УК РФ (Изнасилование) имеется данный признак, а в таких преступлениях, как кража (ст. 158 УК РФ), грабеж (ст. 161 УК РФ), разбой (ст. 162 УК РФ), хулиганство (ст. 213 УК РФ) он отсутствует.

А ведь именно их совершение часто зависит от сложившейся ситуации на месте преступления.

И таких примеров коллизии норм в УК РФ можно привести еще много.

Аналогичные противоречия можно встретить и в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Например, в п. 23 постановления от 27 декабря 2002 г.

№ 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» разъясняется, что «Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п.

, не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой статьи 162 УК РФ»[2], т.е. они не рассматриваются в качестве оружия и предметов, используемых в качестве оружия.

В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г.

№ 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» высказывается противоположное мнение: «Применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т.п. дает основание для квалификации содеянного по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ»[3], т.е. они признаются оружием и предметами, используемыми в качестве оружия.

Принимая во внимание изложенное, можно сделать вывод о том, что, если законодатель уже не в состоянии внести изменения в УК РФ 1996 г. и устранить коллизии в его нормах, необходима разработка нового Уголовного кодекса Российской Федерации, как в последнее время высказывают свое мнение Председатель Ассоциации юристов России П.

Крашенинников [4] и многие ведущие ученые-криминалисты нашей страны.

В целях устранения коллизий между нормами уголовного закона и судебной практикой, которую на региональном уровне иногда устанавливают допускающие ошибки в квалификации преступлений и при назначении наказания судьи и прокуроры, было бы не лишним включить в новый УК в виде примечаний к статьям или в виде отдельных разделов «Правила квалификации преступлений» (например, по правилам квалификации фактической ошибки, конкуренции норм, по совокупности с другими преступлениями и т.д.), а также «Правила назначения наказания», в которых следовало бы установить порядок назначения наказания, особенно при наличии нескольких обстоятельств, предусматривающих обязательное его смягчение, если они сохранятся в новом уголовном законе.

Литература

  1. Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толклвый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. – 4-е изд., дополненное. – м.: Азбуковник, 1999. С. 283.
  2. Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2003. — № 2. — С. 6.
  3. Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2008. — № 1. — С. 3.
  4. Российская газета. 24 февраля 2012 г. № 40.

: Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы X Международной научно-практической конференции (24-25 января 2013 г.). – Москва, Проспект, 2013.

Источник: https://advokatsidorov.ru/kollizii-prave.html

ЗаконаНадзор
Добавить комментарий