Принцип самоопределения наций и народов

Принцип равноправия и самоопределения народов

Принцип самоопределения наций и народов

Принцип суверенного равенства государств, создавая конкретные, обеспеченные международным Ираном возможности для всех государств участвовать (в своем суверенном качестве) в процессах международного сотрудничества, обеспечивает в реальном режиме условия для самих населяющих эти государства народов также в свободном порядке решать свою судьбу. Так, в непосредственном применении принципа суверенного равенства государств, но уже в преломленном виде в качестве принципа равноправия и самоопределения народов, мировое сообщество создало действенную систему юридических гарантий по свободному жизнеустройству пародов.

Точно так же как в правовом государстве присутствует право физических лиц на свободу слова, собраний, выбора места жительства, так и в миропорядке на основе верховенства права пароды имеют право на равноправие и самоопределение.

Разница лишь в субъектном составе носителей права.

В то время как в отдельном государстве его парод как носитель суверенитета имеет неотъемлемое право на свободу, так и в параметрах мирового сообщества государства как созданные этими народами образования обладают неотъемлемым правом на уважение их суверенного равенства.

Принцип свободы народа (в рамках отдельного государства), так же как принцип равноправия и самоопределения пародов (в параметрах миропорядка в целом), ориентирован на поддержание высокого уровня права в обществе, стабильность упорядоченных на основе права отношений между его субъектами. Показательно, что принцип равноправия и самоопределения народов зафиксирован именно в ст.

1 Устава, где обозначены цели Организации Объединенных Наций, а не в ст. 2 Устава, где определены принципы, в соответствии с которыми члены ООН призваны достигать указанные в ст. 1 цели Организации.

И эта цель Организации в аспекте принципа равноправия и самоопределения народов звучит так: «Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира».

Предметно показано, что развитие дружественных отношений па основе принципа равноправия и самоопределения народов в рамках понятия «другие соответствующие меры» ориентировано и непосредственно связано с укреплением всеобщего мира.

Здесь мы видим, насколько велико международно-правовое значение принципа равноправия и самоопределения народов — ведь именно развитие дружественных отношений на основе этого принципа содействует всеобщему миру. В той мере, в какой принцип свободы (в его комплексном понимании в виде свободы слова, собраний, вероисповедания) содействует поддержанию социального мира в рамках отдельного государства, принцип равноправия и самоопределения народов ориентирован на укрепление всеобщего мира.

Получив свое должное кодификационное развитие в рамках Декларации 1970 г., принцип равноправия и самоопределения пародов принял свое целостное восприятие.

В силу принципа равноправия и самоопределения народов все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава ООН. В развитии этого общего предписания обозначаются параметры поведения государств уже в конкретном выражении.

Каждое государство обязано содействовать с помощью совместных и самостоятельных действий осуществлению принципа равноправия и самоопределения народов в соответствии с положениями Устава и оказывать помощь Организации Объединенных Наций в выполнении обязанностей, возложенных на нее уставом в отношении осуществления данного принципа, с тем чтобы:

  • а) способствовать дружественным отношениям и сотрудничеству между государствами;
  • б) и незамедлительно положить конец колониализму, проявляя должное уважение к свободно выраженной воле заинтересованных народов, а также имея в виду, что подчинение пародов иностранному игу, господству и эксплуатации является нарушением настоящего принципа, равно как и отказом в основных правах человека, и противоречит Уставу ООН. Соответственно, каждое государство обязано содействовать путем совместных и самостоятельных действий всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод в соответствии с Уставом.

Регулятивное воздействие принципа равноправия и самоопределения пародов осуществляется и на такую область современного миропорядка, как деколонизация. Здесь устанавливаются правила поведения, прямо вытекающие из принципа равноправия и самоопределения народов.

Каждое государство обязано воздерживаться от любых насильственных мер, лишающих пароды их права на самоопределение, свободу и независимость.

В своих действиях против таких насильственных мер и в сопротивлении им эти народы, добиваясь осуществления своего права на самоопределение, вправе испрашивать и получать поддержку в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций.

По констатации этого предписания, конкретное применение принципа равноправия и самоопределения народов в аспекте задач деколонизации проявляет себя в провозглашении независимости. И здесь уже конкретно.

Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним либо установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются способами осуществления этим народом права на самоопределение.

Последующая кодификационная работа по предмету принципа равноправия и самоопределения народов проявила себя в Заключительном акте 1975 г. Здесь в рамках ст.

VIII «Равноправие и права пародов распоряжаться своей судьбой» устанавливаются в формате принципа общие правила поведения.

Государства уважают равноправие и право пародов распоряжаться своей судьбой, действуя постоянно в соответствии с целями и принципами Устава ООН и соответствующими нормами международного права, включая те, которые относятся к территориальной целостности государств.

Перевод этого общего правила поведения в область конкретики реализует себя в специальном предписании.

Все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие.

Соответственно, государства подтверждают всеобщее значение уважения и эффективного осуществления равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой для развития дружественных отношений между всеми государствами.

Выстраивание взаимоотношений в рамках современного миропорядка с должным учетом требований, устанавливаемых принципом равноправия и самоопределения народов, содействует поступательному развитию человечества на прочной основе права и международной безопасности.

Источник: https://studme.org/38146/pravo/printsip_ravnopraviya_samoopredeleniya_narodov

Принцип самоопределения Арцаха самодостаточен

Принцип самоопределения наций и народов

19 февраля 2019 | Время чтения 3 мин

Рубен Заргарян, 19 февраля 2019, 13:26 — REGNUM В СМИ, в заявлениях политологов и дипломатов постоянно кочует антиправовой тезис о якобы неразрешимом противоречии между понятием территориальной целостности и универсальным принципом права народов на самоопределение. Этот тезис вбрасывается Бакинской администрацией с целью целенаправленного искажения их содержания и взаимодействия и нередко подхватывается экспертами, не затрудняющими себя профессиональным анализом норм международного права.

Арцах. Карабах

Иван Шилов © ИА REGNUM

Бакинская администрация, говоря о «территориальной целостности» государств, ссылается на это понятие как на основание для отрицания права народов, насильственно и противоправно присоединенных земель, свободно определять свою дальнейшую судьбу и, что очень важно, как право властей Азербайджана на геноцид народов.

В Уставе ООН принцип территориальной целостности государств вообще отсутствует, а есть только понятие. Соответствующее положение п. 4 ст.

2 устанавливает лишь, что «все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций». Устав ООН констатирует территориальную неприкосновенность государств как запрет на внешнее посягательство, на применение силы для захвата территории одного государства другим. В азербайджано-карабахском конфликте нет внешнего посягательства, а есть конфликт между двумя государствами, образовавшимися на территории бывшей Азербайджанской ССР — Азербайджанской Республикой и Республикой Арцах (Нагорно-Карабахской Республикой), осуществившей свое законное право на самоопределение.

Генеральная Ассамблея ООН

Kremlin.ru

Стоит также отметить, что принципы международного права (лат.

principium — первейшее), к которым относится право народов на самоопределение, в отличие от иных категорий и понятий, выражают основополагающие идеи, цели, стержневые положения международного права.

Они проявляются в устойчивой международной юридической практике, должны способствовать поддержанию согласованной и эффективной системы международного права, несмотря на участившиеся попытки его разрушения и практику двойных стандартов.

Таким образом, принцип права народов на самоопределение никак не может противоречить понятию территориальной целостности государств, так как они применяются к разным сферам международных отношений и юридически не противопоставимы.

Если бы существовало такое противоречие, то не было в мире большинства современных государств. Если в период создания Лиги Наций в 1920 г. государств было около сорока, а первоначальными членами ООН были 52 государства, то сегодня в мире субъектов международного права около двухсот.

За последние 30 лет три десятка государств стали членами ООН, тем самым, в очередной раз, наглядно продемонстрировав, что нет никакого надуманного противоречия.

Признавать право на самоопределение за одними народами и не признавать за другими означало бы отрицать международный принцип равноправия.

Универсальный принцип самоопределения народов закреплен в уставе ООН и в многочисленных международно-правовых актах. В главе I: цели и принципы, в ст. 1 Устава ООН, в перечне целей ООН есть пункт: «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов».

Устав ООН рассматривает территориальную неприкосновенность государств как запрет на внешнее посягательство, а не покушение на самоопределение. Еще раз подчеркну, что в случае с азербайджано-арцахским конфликтом нет внешнего фактора, а есть конфликт между Республикой Арцах (Нагорно-Карабахской Республикой) и Азербайджаном.

Это понимают в Азербайджане и именно поэтому стараются подменить конфликт между Азербайджаном и Арцахом (Нагорным Карабахом) на конфликт между Азербайджаном и Арменией.

Но общепризнанным фактом, юридически зафиксированным в документах ОБСЕ, ООН и многочисленных других международных организаций, является то, что именно Арцах (Нагорный Карабах) является основной стороной азербайджано-арцахского конфликта.

Агрессивная политика Азербайджана ведет к разрушению цивилизации права и возврату человечества к пещерному праву силы, о чем 12 февраля 2019 г. глава бакинской администрации Ильхам Алиев демонстративно заявил телеканалу Real. В целом за разрушение основ международного права, что является глобальной проблемой, полную ответственность несет и руководство Азербайджана.

Республика Арцах стала субъектом международного права в силу факта своего появления в качестве суверенного государства. Суверенность нации есть принцип права большинства государств мира.

Устав ООН и вся нормативно-правовая база международного права, без малейшего исключения, императивно диктует необходимость и обязательность незамедлительного признания Республики Арцах.

Признание независимости Республики Арцах (Нагорно-Карабахской Республики), как неминуемая и неизбежная парадигма, — это метод возрождения международного права, безопасности и стабильности.

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2575924.html

К вопросу «о праве на отделение»: принцип права народов на самоопределение vs. права меньшинств: кейс нагорного карабаха

Принцип самоопределения наций и народов

2018 год щедр на юбилеи, среди которых и 100-летие «14 пунктов» Президента США Вудро Вильсона (1913-1921), легших в основу Версальского мирного договора, завершившего Первую мировую войну и заложивших основы мультилатерализма в виде создания международной организации – Лиги Наций.

В доктрине Вильсона, призванной по замыслу ее автора создать «принципиально новую систему международных отношений», среди вопросов «открытости мирных договоров», «устранения экономических барьеров», «сокращения национальных вооружений», «освобождения территорий» и «беспристрастного разрешения колониальных споров» содержался и принцип самоопределения в виде «возможности автономного развития народов» [Австро-Венгрии].

Однако, как справедливо замечает Джозеф Най, данный принцип, который, «по мнению Вильсона, должен был принести стабильность в Центральную Европу, был использован Гитлером в 1930-ых гг.

в целях ослабления хрупких новых государств региона», тем самым зарекомендовав себя как «неоднозначный моральный принцип» [13].

Свидетельством тому служат недавние события в испанской Каталонии и иракском Курдистане.

Доктринальный интерес к рассматриваемому вопросу значительно возрос после окончания Холодной войны и возникновения этнических и территориальных конфликтов на бывших просторах СССР и Югославии.

Среди конфликтов на постсоветском пространстве и армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт, который на протяжении трех десятилетий ошибочно представляют в контексте коллизии двух императивных (jus cogens) принципов международного права – принципа территориальной целостности государств и принципа права народов на самоопределение. Принципиальное значение в данном случае имеет необходимость разграничения принципа права народов на самоопределение и проблемы отделения (национального) меньшинства с целью одностороннего выхода из состава страны проживания с последующим созданием собственного государства.

Как известно, принцип равноправия и самоопределения народов содержится в Уставе ООН, провозглашающем «развитие дружественных отношений между нациями» на основе этого принципа (п.2 ст.

1), а также в контексте «создания условий стабильности и благополучия, необходимых для мирных и дружеских отношений между нациями» (ст. 55).

Кроме этого, статья 73, посвященная несамоуправляющимся территориям, а также 76 (б) о «развитии в направлении к самоуправлению или независимости населения территорий под опекой», косвенно затрагивают данный принцип [10].

Свое дальнейшее развитие и закрепление рассматриваемый принцип находит в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам от 1960 года в виде права на самоопределение, при этом с важным ограничительным положением о том, что «любая попытка, направленная на то, чтобы частично или полностью разрушить национальное единство и территориальную целостность страны, несовместима с целями и принципами Устава ООН» [3]. Несмотря на тот факт, что право на самоопределение в данном документе подразумевалось исключительно в рамках процесса деколонизации, оно не избежало судьбы расширительного толкования, печальные последствия которого мир наблюдает на протяжении не одного десятилетия.

В 1966 году ООН были приняты Международные пакты о правах человека [7], содержащие аналогичные статьи о «праве всех народов на самоопределение» и их возможности «свободно устанавливать свой политический статус», а также обеспечивать «свое экономическое, социальное и культурное развитие», тем самым способствующие рассмотрению этого коллективного права (права народов) вне колониального контекста.

Однако в принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1970 году Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, принцип равноправия и самоопределения народов вновь предстает в контексте деколонизации, а также подчинения народов иностранному игу, господству и эксплуатации [4]. Необходимо подчеркнуть тот факт, что данный Документ, также как и Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, содержит положение о необходимости соблюдения территориальной целостности государств.

Данное положение находит свое дальнейшее закрепление в Венской декларации и программе действий, принятой в 1993 году на Всемирной конференции по правам человека, регламентирующей право народов на самоопределение в контексте колониального и чужеземного господства и иностранной оккупации [1].

Анализ этих документов приводит к выводу о том, что современная концепция самоопределения базируется на двух ключевых аспектах: 1) «внутреннем», согласно которому «все народы имеют право беспрепятственно осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие без вмешательства извне»; 2) «внешнем», предполагающем, что «все народы имеют право свободно определять свой политический статус и свое место в международном сообществе на основе принципа равноправия и с учетом примера освобождения народов от колониализма, а также запрещения подвергать народы иностранному порабощению, господству и эксплуатации» [6, c.91].

При этом, несмотря на отсутствие общепринятого определения понятия «народ», ряд авторов справедливо подразумевает под ним «весь народ», а не отдельные «этносы» и группы [6,9].

Такое понимание находит свое нормативное закрепление в рамках регионального института – СБСЕ (ОБСЕ), в частности в принятом в 1975 году Хельсинском Заключительном акте, предусматривающем возможность народов [суверенных государств] распоряжаться своей судьбой и определять свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие. Данное положение было продиктовано историческими предпосылками и политическими реалиями того периода, сложившимися по итогам Второй мировой войны, обусловившими необходимость нормативного закрепления вопроса обеспечения прав человека, а также статуса неприкосновенности новых государственных границ в Европе. Так, важной вехой в развитии принципов, которыми государства-участники должны руководствоваться во взаимных отношениях, по праву может считаться провозглашение в Заключительном акте незыблемости территориальной целостности государств и их обязательств по воздержанию от того, «чтобы превращать территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушении международного права» [14].

Таким образом, право народов на самоопределение, предполагающее уважение фундаментальных прав человека («внутренне самоопределение»), а также установление политического статуса территории, определенного народом, находящимся под колониальным гнетом или другими формами иностранного господства либо оккупации («внешнее самоопределение»), предусмотрено международным правом, более того, является одним из его основных принципов и имеет характер erga omnes (обязательства государств перед всем мировым сообществом в целом). Распад колониальной системы после завершения Второй мировой войны и освобождение более 2 млрд. человек от иностранного господства подпадает под определение данного принципа, который следует отличать от попыток одностороннего отделения национальных меньшинств от территорий суверенных государств, представляющих для нас интерес в контексте армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта.

Источник: http://www.virtualkarabakh.az/ru/post-item/40/304/k-voprosu-o-prave-na-otdelenie-princip-prava-narodov-na-samoopredelenie-vs-prava-menshinstv-kejs-nagornogo-karabaha.html

Причины конфликтогенности принципа самоопределения наций

Принцип самоопределения наций и народов

Субъект права на самоопределение
Право на самоопределение в настоящее время является основным принципом международного права.

Если общее содержание этого принципа в международно-правовых документах выражено довольно определенно, то в отношении субъекта права то же самое сказать нельзя.

Ни в одном документе, в котором говорится о праве на самоопределение, не раскрывается понятие «народа», который обладает этим правом.

Суть проблемы субъекта права на самоопределение отражена в известном афоризме, гласящем, что «народ не может ничего решать, пока кто-то не решит, что такое народ». Виген Кочарян, ссылаясь на П.

Торнбери, говорит, что вопрос о значении термина «народ» обсуждался на конференции в Сан-Франциско при принятии Устава ООН, и приводит разъяснение Секретариата по этому вопросу: «…Народы обозначают группы людей, которые могут составлять (или не составлять) государство или нацию».

Как отмечает другой исследователь Г.Б. Старушенко, понятие «народ» настолько широко, что оно включает понятие «нация». «…Задача определения субъекта права на самоопределение, следовательно, сводится к определению понятия» народ»».

Одни исследователи принципа самоопределения трактуют понятие «народ» как «любая отдельная человеческая общность, объединенная самосознанием и желанием образовать общность, способную действовать в интересах общего будущего», другие как «общество, состоящее из многих лиц, связанных между собой общностью происхождения, языка, интересов».
Помимо подобных общих определений встречаются также и подробные формулировки. На наш взгляд, удачной является определение понятия «народ», данное в докладе, выполненном в рамках ЮНЕСКО, в котором говорится, что «народ» есть:

1. Группа людей, которые обладают многими или всеми следующими характеристиками:а) общими историческими традициями;б) расовой или этнической общностью;в) культурной однородностью;г) языковой общностью;д) территориальными связями;

е) общей экономической жизнью.

2. Группа не должна обязательно иметь значительную численность, но должна представлять нечто большее, чем простое объединение индивидов.

3. Группа, как таковая, должна стремиться, чтобы ее считали народом, и должна иметь самосознание народа, хотя, обладая указанными выше характеристиками, группа или члены группы могут и не иметь такого желания и самосознания.

4. Группа должна иметь учреждения и другие средства для проявления своих характеристик и своего стремления к общности.

Как видно из вышеизложенного, под субъектом самоопределения понимается не просто совокупность индивидов на определенной территории, а устойчивая общность с общими характеристиками.

Этот вопрос нами включен в эссе специально, поскольку от решения вопроса субъекта самоопределения зависит решение другой проблемы: имеют ли «национальные меньшинства» в суверенном государстве право на самоопределение?

Специалисты по международному праву подчеркивают двуипостасность права на самоопределение. Внешнее самоопределение предполагает право народа на образование суверенного государства, право на объединение или слияние с другим государством. Внутреннее – право свободно определять пути своего политического, социально-экономического развития в рамках одного государства.

В некоторых работах можно найти идею, согласно которой в суверенных государствах «национальные меньшинства» могут претендовать лишь на внутреннее самоопределение.

Аргументом такой точки зрения авторы приводят тот факт, что практически все международно-правовые документы, затрагивающие этот вопрос, дают рекомендации и указания относительно народов, находящихся в колониальной зависимости или управляющихся оккупационными силами.

Но практика последних 20 лет показывает, что «меньшинства» могут образовать суверенное государство. Международное сообщество в некоторых случаях может признать их суверенитет, а в других не признать. Показательным является решения специальной комиссии Европейского Сообщества, которая признала независимость Косово, а сербам Хорватии и Боснии – Герцеговины в этом отказала.

Использование «двойных стандартов» в данном случае неизбежно приводит к конфликту. Поскольку становится необходимо определить какой народ «достоин» внешнего самоопределения. Но здесь нужно заметить, что Резолюция ГА ООН от 24 октября 1970 г.

ограничивает действия «меньшинств», направленные на образование суверенного государства: «Ничто в приведенных выше пунктах не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов, как этот принцип изложен выше, и, вследствие этого, имеющих правительства, представляющие без различий расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории».

Право на самоопределение и принцип территориальной целостности

В общих положениях Декларации о принципах международного права ООН от 1970 г. сказано: «При толковании и применении изложенные выше принципы являются взаимосвязанными и каждый принцип должен рассматриваться в контексте всех других принципов».

На наш взгляд, в свете заданной темы эссе уместно будет рассмотреть, как согласуются принципы самоопределения и территориальной целостности.
Некоторые авторы пишут о противоречии между этими двумя принципами. Нельзя не согласиться с мнением В.

Кочаряна, что такого противоречия теоретически не может быть. В противном случае ставится под сомнение само международное право, как целостная правовая система.

Существует мнение, что между принципами самоопределения и территориальной целостности нет противоречия, поскольку последний принцип направлен исключительно на защиту от внешней агрессии.

В Уставе ООН и Декларации говорится, что каждое государство должно воздерживаться от любых действий, направленных на нарушение национального единства, территориальной целостности и политической независимости другого государства.

Из этого следует, что принцип территориальной целостности регулирует взаимоотношения между государствами, провозглашая уважение государственного суверенитета, нерушимости границ.

Но, согласно той же Декларации ООН от 1970 года, при осуществлении принципа самоопределения принимается во внимание территориальная целостность не любых суверенных государств, а лишь «действующих с соблюдением принципа равноправия и самоопределения народов… и вследствие этого имеющих правительства, представляющие весь народ, принадлежащий к данной территории, без различия расы, вероисповедания или цвета кожи».

Таким образом, можно сказать, что принцип территориальной целостности подчинен принципу самоопределения и призван защитить реализацию права на самоопределение без вмешательств извне.

При провозглашении независимости новообразованного государства от суверенного государства последнее в большинстве случаев, отказывая самопровозглашенному образованию в суверенитете, ссылается на принцип территориальной целостности.

Как следствие этого, может возникнуть вооруженный конфликт между сторонами, одна из которых будет отстаивать свою территориальную целостность, а другая – право на самоопределение.

Виктор КОПУЩУ, председатель культурно-просветительского общественного объединения «Айдыннык»

Автор Редакция AVDET 13.12.201513.07.2016Формат ЗаметкаРубрики ОбществоМетки право на самоопределение, принцип территориальной целостности, самоопределение народов

Источник: https://avdet.org/ru/2015/12/13/prichiny-konfliktogennosti-printsipa-samoopredeleniya-natsij/

Лекция 4. Основные принципы международного права

Принцип самоопределения наций и народов

В.Т. Батычко
Международное право
Конспект лекций. Таганрог: ТТИ ЮФУ, 2011.

4.9. Принцип самоопределения народов и наций

Уважение права каждого народа свободно выбирать пути и формы своего развития, самоопределяться является одной из принципиальных основ международных отношений. Появлению принципа самоопределения народов предшествовало провозглашение принципа национальности, который предполагал самоопределение только по признаку национальности.

На современном этапе развития международного права принцип самоопределения народов и наций в качестве обязательной нормы получил свое развитие после принятия Устава ООН. Одна из важнейших целей ООН – «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов…» (п. 2 ст. 1 Устава).

Принцип самоопределения неоднократно получал свое подтверждение в других документах ООН, в частности в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г., Пактах о правах человека 1966 г.

, Декларации о принципах международного права 1970 г.

В Декларации принципов Заключительного акта СБСЕ особо подчеркнуто право народов распоряжаться своей судьбой, однако в связи с распадом колониальной системы вопрос о самоопределении наций по большому счету решился.

В Резолюции 1514 (XV) от 14 декабря 1960 г.

Генеральная Ассамблея ООН прямо указала, что «дальнейшее существование колониализма препятствует развитию международного экономического сотрудничества, задерживает социальное, культурное и экономическое развитие зависимых народов и идет вразрез с идеалом Организации Объединенных Наций, заключающимся во всеобщем мире». В иных документах ООН выражено главное в нормативном содержании принципа самоопределения. Так, в Декларации о принципах международного права 1970 г. сказано: «Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение».

Право национального самоопределения не исчезает, если нация образовала самостоятельное государство или вошла в состав федерации государств. Субъектом права на самоопределение являются не только зависимые, но и суверенные нации и народы.

С достижением национальной самостоятельности право на самоопределение лишь меняет свое содержание, что находит отражение в соответствующей международно-правовой норме.

Без строгого уважения и соблюдения принципа самоопределения народов невозможно выполнить многие жизненно важные задачи, стоящие перед ООН, в частности, невозможно содействовать всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии.

Без строгого соблюдения указанного принципа невозможно также поддержание отношений мирного сосуществования между государствами. Каждое государство в соответствии с Декларацией 1970 г.

обязано воздерживаться от любых насильственных действий, которые могли бы помешать народам осуществлять их право на самоопределение. Важным элементом принципа является право народов испрашивать и получать поддержку в соответствии с целями и принципами Устава ООН в случае, если их лишают права на самоопределение насильственным путем.

Принцип самоопределения народов и наций, как это подчеркивается в литературе, представляет собой именно право народов и наций, а не обязанность, и теснейшим образом связан со свободой политического выбора.

Самоопределившиеся народы свободно выбирают не только свой статус как самостоятельного участника международных отношений, но и свою внутреннюю структуру, и курс внешней политики.

Неотъемлемым образом с принципом осуществления народами права на самоопределение связан принцип сотрудничества государств, который выражается, независимо от различий в их политическом, экономическом и социальном строе, в различных сферах международных отношений в целях поддержания международного мира и безопасности и иных целях, закрепленных в Уставе ООН.

Одновременно с Уставом ООН принцип сотрудничества был зафиксирован в учредительных документах (уставах) многих международных организаций, в международных договорах, многочисленных резолюциях и декларациях.

С принятием Устава принцип сотрудничества занял свое место в ряду других принципов, обязательных для соблюдения согласно современному международному праву.

Так, в соответствии с Уставом государства обязаны «осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера», а также обязаны «поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры».

Принцип сотрудничества также содержится в ст. 55 и 56 Устава ООН. Например, в ст. 55 Устава закреплены обязанности государств — членов ООН сотрудничать друг с другом и с Организацией в достижении целей, предусмотренных Уставом.

Обязанность государств сотрудничать друг с другом предполагает добросовестное соблюдение государствами норм международного права и Устава ООН. Если же какое-либо государство игнорирует свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права, то тем самым это государство подрывает основу сотрудничества.

Источник: http://www.aup.ru/books/m232/4_9.htm

Почему ООН не может разрешить каталонский кризис

Принцип самоопределения наций и народов
Даниил Коцюбинский

Журналист, историк

В истории с Республикой Каталония, которая провозглашена, но повисла в вакууме международной изоляции, возникает по меньшей мере один очевидный вопрос: почему каталонские власти не обратились в международно-правовые институции и не воззвали к праву наций на самоопределение, которое, вроде бы, «никто не отменял»?

А вот почему. Дело в том, что это право, как и нынешняя независимость Каталонии, — что-то вроде «кота Шредингера»: оно и есть, и его нет.

А точнее, оно есть лишь в тех случаях, когда это выгодно «сильным мира сего».

Существует же такая ситуация из-за того, что международное право в вопросе о праве народов на самоопределение фундаментально противоречиво. То есть прописано так, чтобы его можно было толковать двояко.

Итак.

С одной стороны, ст. 1 Устава ООН, принятого в 1945 году, гласит, что эта организация преследует цель «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов». Но, с другой стороны, ст.

 2 этого же Устава как будто забывает о только что декларированном праве на самоопределение и утверждает суверенитет и целостность всех государств — членов ООН: «Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее членов», «Все члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства». Кроме того, «настоящий Устав ни в коей мере не дает Организации Объединенных Наций права на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства». Одним словом, все народы равны, но государства — члены ООН — «равнее».

Каталония никуда не денется

В ходе начавшегося процесса деколонизации в декабре 1960 года Генеральная ассамблея ООН приняла Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам, которая сделала чуть более выраженный акцент на праве народов на самоопределение.

Как отмечалось в документе, «зная об усилении конфликтов, вызываемых отказом в свободе или созданием препятствий на пути к свободе таких народов, что представляет собой серьезную угрозу всеобщему миру», «принимая во внимание важную роль Организации Объединенных Наций в содействии движению за независимость в подопечных и несамоуправляющихся территориях» и «признавая, что народы всего мира горячо желают покончить с колониализмом во всех его проявлениях», ООН торжественно провозглашала «необходимость незамедлительно и безоговорочно положить конец колониализму во всех его формах и проявлениях». И с этой целью заявляла, что «все народы имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие», и что «любые военные действия или репрессивные меры какого бы то ни было характера, направленные против зависимых народов, должны быть прекращены, с тем чтобы предоставить им возможность осуществить в условиях мира и свободы свое право на полную независимость; а целостность их национальных территорий должна уважаться».

Как нетрудно заметить, в этой Декларации налицо коллизия между пунктами, где речь идет о праве «всех народов» на самоопределение, — и теми, где говорится о праве на оное лишь «подопечных и несамоуправляющихся территорий».

Но как быть с малыми народами, не являющимися «подопечными и несамоуправляющимися», то есть живущими в государствах, где формально у этих малых народов есть местное самоуправление и представительство в общегосударственном парламенте? Имеют ли они право на самоопределение и независимость? Декларация 1960 года ответ на этот вопрос не давала. Однако из ее «духа» следовало, что скорее не имеют. Отсюда возникал вопиющий нонсенс: получалось, что у колоний — этих произвольно «нарезанных» колонизаторами и зачастую нелепых политических образований — право на «национальное самоопределение» и независимость есть, а у исторически сложившихся региональных наций, вроде фламандцев или шотландцев, а также литовцев или словенцев (ибо формально в СССР и СФРЮ не было «колоний», поскольку все народы были представлены в выборных учреждениях на всех уровнях), такого права нет.

Границы затрещали по швам

В 1966 году, когда процесс деколонизации достиг апогея, Генассамблея ООН приняла еще один документ: «Международный пакт о гражданских и политических правах». В нем акцент на праве народов на самоопределение был слегка усилен. Первый пункт Ст.

 1 Пакта гласил: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие».

Правда, как именно это право может быть реализовано, в Пакте не уточнялось.

Кроме того, пункт 3 цитированной статьи, хотя и несколько смазанно, но все же давал понять, что речь идет, в первую очередь, не о «всех народах», а о колониях: «Все участвующие в настоящем Пакте государства, в том числе те, которые несут ответственность за управление несамоуправляющимися и подопечными территориями, должны, в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций, поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право». Впрочем, если следовать букве данного положения, то, вроде бы, получалось, что «уважать и поощрять право на самоопределение» должны не только хозяева колоний, но вообще все государства — члены ООН.

Конкретного механизма реализации права народов на самоопределение, однако, данный документ вновь не прописывал.

В 1970 году Генассамблея ООН приняла «Декларацию о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций». В этом документе ООН попыталась в очередной раз «скрестить ужа с ежом».

То есть право народов на самоопределение с неприкосновенностью суверенитета и целостностью государств — членов ООН.

С самого начала Декларация подчеркивала, что «строгое соблюдение государствами обязательства не вмешиваться в дела любого другого государства является существенно важным условием для обеспечения того, чтобы нации жили сообща друг с другом в условиях мира». Итак, суверенитет — превыше всего!

«Каталония не хочет сравнений с Крымом»

Дальше, впрочем, вскользь упоминалось о том, что «принцип равноправия и самоопределения народов является существенным вкладом в современное международное право».

Но тут же следовала суровая оговорка: «любая попытка, направленная на частичное или полное нарушение национального единства и территориальной целостности государства или страны или их политической независимости, несовместима с целями и принципами Устава».

И затем перечислялись по сути взаимоисключающие «принципы».

С одной стороны — «принцип, согласно которому государства воздерживаются в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения… против территориальной целостности или политической независимости любого государства», и «принцип суверенного равенства государств».

С другой стороны — «принцип равноправия и самоопределения народов». Как нетрудно заметить, на фоне явного акцента на принципах целостности и суверенности государств принцип самоопределения народов «растворялся в воздухе».

Правда, дальше следовал целый раздел: «Принцип равноправия и самоопределения народов».

В нем говорилось, что «в силу принципа равноправия и самоопределения народов, закрепленного в Уставе Организации Объединенных Наций, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава». И что «каждое государство обязано содействовать с помощью совместных и индивидуальных действий осуществлению принципа равноправия и самоопределения народов». А также что «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение».

Насилие оказалось весомей бюллетеней

Но никакого механизма реализации права на самоопределение народов, который бы не пришел в противоречие с принципом целостности и неделимости уже существующих суверенных государств, Декларация в очередной раз даже не намечала.

Более того.

Документ вновь «давал понять», что вопрос о самоопределении касается лишь колоний, а не «всех народов»: «… незамедлительно положить конец колониализму, проявляя должное уважение к свободно выраженной воле заинтересованных народов, а также имея в виду, что подчинение народов иностранному игу, господству и эксплуатации является нарушением настоящего принципа, равно как и отрицанием основных прав человека, и противоречит Уставу Организации Объединенных Наций…» — гласил один из пунктов. Вопрос о том, как быть с басками или курдами, таким образом, в очередной раз оставался «вынесенным за скобки».

Финальный аккорд Декларации был подстать ее суверенно-государственническому духу: «Ничто в приведенных выше пунктах не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов». Иными словами, право на независимость, включая получение поддержки извне в своей борьбе за нее (о чем гласил один из пунктов), имеют право лишь колонии. То есть территории, население которых не представлено в «центральных» парламентах и лишено местного самоуправления. Если же — хотя бы чисто формально (как в СССР или той же СФРЮ) — такое представительство есть, то права на самоопределение и независимость малый народ утрачивает. Как и в случае, если ему «посчастливилось» жить в «демократическом суверенном государстве», вроде постфранкистской Испании или постататюрковской Турции. А уж тем более Бельгии или Италии.

В Заключительном акте «Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе» 1975 года вместо «права народов на самоопределение» была использована и вовсе обтекаемая формулировка: «право народов распоряжаться своей судьбой».

«Мы в шаге от серьезных изменений»

Нет нужды пояснять, что с тех пор было сказано много новых слов и принято много новых пактов и деклараций. И на уровне ООН, и на уровне ЕС. Но правовая база международного сообщества существенным образом не изменилась.

И фундаментальное противоречие между принципом суверенитета и целостности государств — членов ООН и правом «всех народов» на самоопределение осталось. Разрешается же оно исключительно ad hoc. И только с позиции силы, прикрытой квазиправовой фразеологией.

Ни ООН, ни ЕС, ни Международный суд ООН практически ни разу (разве что вторжение в Ирак в 1991 году — странноватое исключение из общего правила) за истекшие десятилетия не сумели проявить себя как силы, способные обеспечить право того или иного народа на самоопределение и независимость.

Все эти вопросы, как мы прекрасно видим, решали и продолжают решать исключительно сверхдержавы — и сугубо по своему усмотрению. Либо по групповому сговору (страны НАТО), либо в одиночку (РФ).

Вот почему, думается, Каталония даже не попыталась обратиться в ООН и ее структуры с, казалось бы, совершенно обоснованным иском к испанским властям, отказавшим каталонцам в праве на самоопределение через референдум. Ибо с тем же успехом каталонцы могли бы послать свою жалобу «на деревню дедушке»…

Даниил Коцюбинский

Источник: https://www.rosbalt.ru/blogs/2017/10/30/1656968.html

ЗаконаНадзор
Добавить комментарий