Признание вины в уголовном процессе

Уголовно-процессуальная презумпция невиновности

Признание вины в уголовном процессе

Презумпция невиновности в российском законодательстве закреплена в ст. 49 Конституции [1], содержащей положения, свидетельствующие об однозначной приверженности презумпции невиновности в России. Принцип невиновности является межотраслевым: в административном законодательстве — ст. 1.

5 КоАП закрепляет презумпцию невиновности в административно-правовых деликтах, в налоговом законодательстве — п.6 ст. 108 НК закрепляет презумпцию невиновности налогоплательщика и бремя процессуального доказывания вины на налоговом органе.

 Предположение о невиновности является принципом в уголовном процессе, ст. 14 УПК [2], а принцип вины в уголовном законе, ст.

5 УК [3], закрепляет положение о том, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Наиболее благоприятная реализация прав лица подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления на досудебной стадии уголовного процесса и подсудимого на судебной стадии уголовного процесса, возможна только при соблюдении принципа презумпции невиновности как основы демократии.

В соответствии со ст. 299 УК, привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела является наказуемым для должностных лиц.

Презумпция от латинского praesumptio — предположение, ожидание, надежда – предположение, которое считается истинным до тех пор, пока не доказана его ложность [4, с. 1].

Общественные отношения, обеспечивающие защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод является одной из важнейших задач, определяющих назначение уголовного судопроизводства, п. 2, ч. 1, ст. 6 УПК. Назначение уголовного процесса обеспечивают его принципы.

Принцип презумпции невиновности означает, во-первых, процессуальное распределение бремени доказывания обвинения [5, с.

75], то есть обязанность по поиску, сбору и предоставлению в суд доказательств вины лица, которому в установленном УПК порядке выдвинуто обвинение в совершении уголовно наказуемого деяния, на органах следствия или дознания на досудебной стадии уголовного процесса, и на стороне обвинения в судебной стадии уголовного процесса.

Во-вторых, принцип презумпции невиновности означает, что лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления не обязано доказывать того, что оно его не совершало: ни на досудебной стадии, ни на судебной стадии в качестве подсудимого.

Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу лица подозреваемого, обвиняемого или подсудимого. Неустранимые сомнения могут возникнуть, к примеру, вследствие недостаточности доказательств, противоречивости доказательств, незаконности способов собирания доказательств.

Если неустранимые противоречия до момента окончания судебного следствия не были устранены в установленном законом порядке, то суд обязан толковать их в пользу обвиняемого, то есть в пользу признания его невиновным. Только в случае, когда собранных органами следствия или дознания доказательств достаточно, может быть постановлен обвинительный приговор.

При этом для построения правильной линии защиты следует иметь в виду, что толкование неустранимых сомнений в уголовном законодательстве разных правопорядков может отличаться.

В-третьих, вину в содеянном преступлении устанавливает только суд. Подозревая или обвиняя в совершении преступления на досудебной стадии, органы следствия или дознания, устанавливают объективную сторону преступления, содержащуюся в ст. 73 УПК.

Вина является составной частью субъективной стороны преступления. Тоже положение относится к органам прокуратуры при производстве уголовного дела в суде, и к представителям средств массовой информации.

До постановления приговора по существу говорить о вине лица некорректно.

В-четвёртых, презумпция невиновности проявляется в том, что давать показания является правом, а не обязанностью подозреваемого или обвиняемого.

Чистый лист протокола допроса и факт полного отсутствия у обвиняемого показаний, пояснений и ответов на отдельные вопросы не считается доказательством его вины и не является основанием для обвинительного приговора.

Даже факт дачи заведомо ложных и противоречивых показаний доказательством вины не является. Поскольку обвиняемый таким образом реализовал своё право [6, с. 105].

В-пятых, если против гражданина, в качестве доказательств его вины, у органов, осуществлявших предварительное следствие, имелись только его же собственные признательные показания или явка с повинной [7], от которых он хотя бы одним устным заявлением отказался в ходе судебного рассмотрения выдвинутых обвинений, то данные показания не могут учитываться судом в качестве доказательства его вины, а явка с повинной в судебном разбирательстве по уголовному делу будет рассматриваться в совокупности с другими доказательствами, и сама по себе не может быть основанием для постановления обвинительного приговора [8]. При этом обвиняемый, отказавшийся от ранее данных показаний, освобождён от обязанности доказывать, что давал эти показания под незаконным давлением: физическим или психологическим.

В-шестых, если стороной защиты или самим обвиняемым в ходе предварительного или в ходе судебного следствия заявлены доводы защиты – указание на существование объективных обстоятельств, свидетельствующих о невиновности обвиняемого, то бремя по сбору и предоставлению в суд доказательств, опровергающих доводы защиты, также лежит на стороне обвинения, причём сторона обвинения не может быть освобождена от этой обязанности ни судом, ни иным органом государства.

Например, заявлен довод защиты: у обвиняемого есть алиби [9]. В этом случае, суд и сторона обвинения исходят из предположения о действительности алиби, пока сторона обвинения не предоставит надлежащих доказательств, которые опровергают указанное алиби.

Другой пример, обвиняемый в экономическом преступлении заявил довод защиты в виде ходатайства о проведении судебно-бухгалтерской экспертизы [10], результаты которой, по его мнению, подтвердят его невиновность, тогда суд, и сторона обвинения исходят из предположения о его невиновности, пока такая экспертиза не будет проведена, и предположение о невиновности сохраняется в случае, если исход экспертизы благоприятный для обвиняемого.

В-седьмых, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, даже очень авторитетных лиц или инстанций. Не может быть основан на догадках и допущениях следствия или суда, при отсутствии надлежащих доказательств.

Не может быть основан на свидетельских показаниях из анонимных источников, установочные данные которых суду не известны.

И не может быть основан на голословных утверждениях, даже в письменной форме, о «факте» существования множества секретных доказательств, на ознакомление с которыми у суда нет допуска.

Состав каждого преступления образуют четыре элемента: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона. При этом по каждому составу законодателем определяется форма вины. При отсутствии хотя бы одного из элементов состава, в соответствии со ст. 8 УК, в деянии не содержится состава преступления.

Принцип виновной ответственности предусматривает ответственность по следующему алгоритму: вменяем – субъектен – виновен – ответственен – наказуем. Причём каждый предыдущий элемент уголовной ответственности отменяет цепочку последующих элементов. Следовательно, без вины невозможна ни ответственность ни наказуемость.

Отсутствие доказательств вины лица в совершении преступления является безусловным основанием прекращения производства по делу ввиду отсутствия состава преступления в суде первой инстанции и основанием для отмены обвинительного приговора в суде апелляционной инстанции.

В-восьмых, аспектом принципа презумпции невиновности является то, что вина как основание уголовной ответственности должна иметь своё проявление в объективной реальности. Никто не может быть наказан за свои мысли, за опасное состояние, за связь с преступной средой до тех пор, пока подобный образ мыслей или поведения не представляет собой общественной опасности.

Российская Федерация является страной субъективного вменения, а не объективного, то есть ответственность за невиновное причинение вреда не допускается: ч. 2 ст. 5 УК, ст. 8 УК, ст. 28 УК. Только виновно совершённое деяние может повлечь наступление последствий, предусмотренных Уголовным кодексом. При этом в квалификации деяний существенную роль играет отношение лица к содеянному.

Вина в соответствии со ст. 24–26 УК может проявляться лишь в двух формах: умысел или неосторожность. Кроме того, некоторое количество содержащихся в УК составов преступлений характеризуется двумя формами вины, ст. 27 УК.

Деяние, совершённое только по неосторожности, признаётся преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьёй Уголовного кодекса.

Только в этих двух формах является обязательным признаком каждого состава преступления.

Презумпция невиновности содержится в законодательствах демократических государств. В СССР понятие презумпции невиновности в Конституции отсутствовало.

Однако с принятием постановления Пленума Верховного Суда СССР № 1 от 1978 года [11], суды приняли данный принцип к исполнению как правовую норму, что говорит о постепенной демократизации правоотношений в Советском союзе.

Конструкция презумпции невиновности, сформулированная в постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 1 от 1978 года, с переходом к демократическому государству – Российской Федерации, была закреплена на конституционном уровне в Конституции РФ 1993 года практически в той же формулировке.

Таким образом, в уголовном процессе только демократического государства, в котором суд не является субъектом уголовного преследования, а представляет собой независимый и профессиональный орган отправления правосудия возможно обеспечение принципа презумпции невиновности.

Демократическим является общество свободное, ориентированное на конкретного человека, создающее чувство уважения к правовым традициям и законам, общегуманистическим идеалам, обеспечивающее свободу творческой и предпринимательской деятельности, создающее возможность достижения благополучия и реализации прав человека и гражданина. В основе уголовного процесса демократического государства находится метод принятия решений, соблюдающий права и обязанности каждой из сторон уголовно-процессуальных отношений, с равным воздействием участников на исход процесса и на его существенные стадии.

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/10/11/prezumpciya_nevinovnosti_kak_osnova_demokratii

Признание обвиняемым вины — вред или польза?

Признание вины в уголовном процессе

Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств (ч.2 ст.

77 УПК РФ), обстоятельства же которые оправдывают обвиняемого, действуют независимо и имеют значение до тех пор, пока они не опровергнуты [9, c.198].

Данное положение выступает в качестве гарантии сразу множества принципов уголовного процесса, но основное его значение заключается в защите личности от неосновательного обвинения, даже если сам обвиняемый желает собственного осуждения, а также достижении истины по делу.

«Оправдание лица, чья вина не установлена, не мешает борьбе с преступностью, а наоборот, способствует ей. Совершенно недопустимо, когда невиновного осуждают, а действительный преступник не наказан и продолжает свою преступную деятельность» [15, c.3].

На данную тему было написано уже большое количество работ — «в науке и практике уголовного процесса есть темы, которые всегда будут пользоваться повышенным вниманием и вызывать самый живой интерес. Одна из таких тем — признание обвиняемым своей вины в совершенном преступлении» [3, c.141].

Мнения авторов при этом занимают диаметрально противоположные позиции, но в целом нельзя не отметить ориентирование органов предварительного расследования на попытку добиться именно признания обвиняемым своей вины [8, c.75].

По сути, признание обвиняемым вины следует толковать гораздо шире, и более корректно было бы назвать данный институт как признание виновности [8, c.188], потому как лицо признает не наличие вины, а наличие состава преступления в целом.

Следует также отметить, что сопоставлять данное понятие с согласием с предъявленным обвинением некорректно в виду различия форм и значения [8, c.188]. Признание обвиняемым вины является основанием для применения упрощенной формы дознания, согласие же с предъявленным обвинением является основанием для рассмотрения уголовного дела в особом порядке.

Признание обвиняемым своей вины в прошлом влияло на объем судебного следствия. Так ч.2 ст.446 УПК РСФСР 1960 г.

устанавливала положение, согласно которому «при наличии признания подсудимого судебное следствие ограничивалось лишь его допросом, если стороны были с этим согласны и не ходатайствовали об исследовании каких–либо других доказательств» [15, c.119].

На данный момент в свете новых изменений в УПК РФ признание обвиняемым вины, в соответствии с п.2 ч.2 ст.226.1, является основанием для проведения новой формы предварительного расследования — дознание в сокращенной форме.

Причины для признания обвиняемым вины фактически могут быть самыми разными: от давления со стороны правоохранительных органов до деятельности в качестве «громоотвода» для остальных соучастников [8, c.124].

В результате принятия новой формы дознания еще большее число дознавателей будет стремиться к получению признания, потому как это будет упрощать их работу, что не может не сказаться на качестве расследования и способах получения признания [3, c.44].

Не может это не сказаться и на качестве защиты — дознание в сокращенной форме требует меньше времени и от защитника, а общеизвестным является, что адвокат по назначению получает гораздо меньше [4], чем если бы он действовал по контракту.

В результате это может в перспективе привести к большому числу случаев, когда адвокат «сам уговаривает подзащитного признать вину, выдать соучастников и т. д., мотивируя это его же интересами, советует линию защиты, направленную не на противостояние, а на компромисс со следствием» [4].

Также необходимо отметить, что обвиняемый вправе на стадии судебного разбирательства отказаться от собственного признания, если оно обличено в форму показаний [14] (п.1 ч.2 ст.75 УПК РФ), в литературе также предлагается признавать недопустимыми не только сами неподтвержденные показания, но и другие доказательства, о которых в таких показаниях упоминается [11, c.6].

В результате при построении обвинения на основе одного лишь признания фундамент данного обвинения может быть нарушен и в результате при недостаточном исследовании доказательств стороной обвинения суд может вынести оправдательный приговор.

Таким образом, в целях ослабления внимания органов предварительного расследования обвиняемый может сознательно признать вину, «как показывает следственная и судебная практика, главная ошибка органов предварительного расследования заключается в том, что они зачастую свои усилия направляют на доказывание самого факта совершения преступления, а вопросам доказывания вины обвиняемого в его совершении уделяют недостаточное внимание, уповая при этом на признание обвиняемым своей вины» [7, c.295].

«Практические работники давно ломают голову, что это: забота законодателя о хлебе насущном для адвокатского сословия или все то же недоверие к следственному аппарату, та же пресловутая «презумпция недобросовестности» следователя» [6, c.6].

Ряд авторов, правда, критикуют указанное основание признания доказательства недопустимым, указывая, что «если подозреваемому или обвиняемому до допроса в ходе предварительного расследования были разъяснены его права, в том числе право не свидетельствовать против самого себя и право иметь защитника, если сам допрос был произведен в строгом соответствии с требованиями УПК, а полученные на нем показания подтверждаются всей совокупностью собранных доказательств, то такие показания неверно … исключать из доказательственной базы лишь на том основании, что лицо в суде их не подтверждает. Ведь недопустимы те сведения, которые получены с нарушением закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, ч. 1 ст. 75 УПК РФ), здесь же никакого нарушения закона при получении значимых сведений нет» [13, c.150]. Высказывание автора, по моему мнению, некорректно, потому как влияние на обвиняемого можно оказать и до начала допроса, соответственно и в отсутствии защитника, а также в силу тяжелого психоэмоциального состояния обвиняемого на момент обвинения и иных причин данные показания могут содержать недостоверную информацию, а в ходе судебного разбирательства в первую очередь должна быть установлена истина по делу.

Интересно также рассмотреть явку с повинной, которая рассматривается в качестве одного из доказательств вины «несмотря на то что ее «происхождение» и достоверность во многих случаях вызывают обоснованные сомнения, тем более что участие защитника при даче явки с повинной законом не предусмотрено.

Этой ситуацией пользуются оперативные работники, направляющие все свои усилия (в том числе незаконные) для получения признательных показаний в форме явок с повинной» [16, c.36].

Явка с повинной не является показаниями, а потому к ней неприменимы правила о том, что обвиняемый вправе не подтвердить свои показания на стадии судебного разбирательства, в то же время явка составляется в письменной форме, даже если она дана устно, в результате ее следует рассматривать в качестве иных документов (ст.84 УПК РФ).

В результате явка с повинной, являясь основанием для возбуждения уголовного дела, в то же время является доказательством, относительно которого обвиняемый не вправе использовать положения ч.2 ст.75 УПК РФ. Единственный способ признания данного доказательства недопустимым — отсутствие защитника во время подачи явки [16, c.37].

Ряд авторов в результате предлагает вообще отказаться от признания обвиняемым вины в качестве источника доказательств [10, c.53].

Справедливости ради следует отметить, что это высказывание могло бы «сработать» в идеальном мире, но с учетом реалий «могут быть существенно нарушены как права подозреваемого, обвиняемого, который не сможет защищаться, так и права потерпевшего.

Поэтому представляется, что исключение показаний подозреваемого, обвиняемого вообще из числа доказательств будет такой же крайностью, как отношение к этим показаниям как к «царице доказательств», и приведет к серьезным негативным последствиям» [5, c.32].

Более того, доказательством является не сам факт признания вины, а именно сведения, которые в него закладываются [12, c.265], которые могут воздействовать лишь в совокупности с иными сведениями [1, c.16].

Этот и иные факторы, свидетельствующие как в пользу, так и против существования данного института не дают однозначного ответа на значимость признания обвиняемым обвинения, но они однозначно свидетельствуют о повышенном внимании законодателя и органов расследования к нему.

Широкое применение данного вида доказательств может с одной стороны упростить расследование преступлений, благодаря чему органы следствия и дознания смогут более ответственно подойти к расследованию иных преступлений, так и привести к злоупотреблениям, что будет способствовать увеличению числа необоснованно осужденных.

Но в любом случае признание обвиняемым своей вины ни в коем случае нельзя рассматривать как основной способ получения достоверных сведений о психическом состоянии лица на момент совершения преступления, несмотря даже на то, что именно обвиняемый может наиболее полно охарактеризовать свои намерения. В результате наиболее точный субъективный источник для установления субъективной стороны преступления является наименее достоверным.

В конечном счете следует напомнить, что «неправильность подхода к показаниям обвиняемого как к лучшему доказательству вовсе не означает, что к ним надо подходить как к худшему доказательству или вообще отрицать их значение…Учитывая значение этих показаний, тенденция вести доказывание, минуя их, представляется не менее вредной, чем установка на получение сознания во что бы то ни стало» [2, c.607].

Литература:

1. Андросенко Н. Признание подозреваемым, обвиняемым своей вины как доказательство по уголовному делу // Мировой судья. 2008. N 2. С.15–18

2. Белкин Р. С. Теория доказательств в советском уголовном процессе / Р. С. Белкин. — 2–е изд., испр. и доп. — М.: Юрид. лит., 1973. — 736 c.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/113/4836/

Признание подозреваемым, обвиняемым своей вины в совершении преступления как доказательство по уголовному делу

Признание вины в уголовном процессе

Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Андросенко Н.В., адъюнкт Московского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации

Признание подозреваемым, обвиняемым своей вины в совершении преступления как доказательство по уголовному делу

Вопрос о значимости показаний подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, является одним из самых спорных вопросов доказательственного права.

Длительный период времени признание своей вины считалось «царицей доказательств». С конца XVII века в области судебного процесса господствовали принципы розыска, «инквизиционный» процесс.

Основным доказательством являлось собственное признание вины, и для его получения могла применяться пытка, причем пытка не являлась внепроцессуальной, она регламентировалась законом. Если обвиняемый признавал свою вину, других доказательств не требовалось. Так, например, Краткое изображение процессов или судебных тяжб (1715 г.

) содержит указание на то, что в случае признания вины ответчиком не требуется иных доказательств вины, поскольку «собственное признание есть лучшее свидетельство всего света».1

В ходе судебной реформы 1864 г. была отменена существовавшая ранее система формальных доказательств, признание лицом своей вины было приравнено к иным доказательствам, лишилось значения главенствующего доказательства.

УПК РФ рассматривает показания подозреваемого, обвиняемого в качестве одного из видов доказательств по уголовному делу (ч.2 ст. 74), однако показания подозреваемого, обвиняемого не имеют преимущества перед другими видами доказательств.

Законодатель не отдает предпочтение какому-либо одному виду доказательств, считая его более убедительным. В ч.2 ст. 17 УПК РФ содержится требование, согласно которому, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Это не позволяет относить к более приоритетным, предпочтительным какие-либо виды доказательств.

Все доказательства оцениваются в сопоставлении с другими, имеющимися в уголовном деле.

В науке уголовно-процессуального права существуют различные точки зрения на значение и место показаний подозреваемых, обвиняемых, признающих свою вину, среди других доказательств. Так, Р.

Куссмауль считает, что показания подозреваемого, обвиняемого следует вообще исключить из числа доказательств, поскольку «они всегда сомнительны».

По его мнению, на достоверность показаний подозреваемого, обвиняемого и подсудимого могут оказать влияние как незаконные методы расследования, так и различные иные факторы, например, заблуждение, тяжелое стечение личных, семейных и иных обстоятельств, болезнь, насилие и угрозы со стороны подлинных преступников, их родственников или знакомых. Признать вину могут с целью отвести подозрение от близкого человека, выйти на свободу для ухода за больным членом семьи или самому лечиться, не оставить дом и имущество без присмотра и т. д.2

Однако, полагаем, что нельзя исключать показания подозреваемого, обвиняемого из числа доказательств, поскольку это может повлечь нарушение их прав. Дача показаний является

1 Хрестоматия по истории государства и права России / Под. ред. Ю.П. Титова. — М., 2004. — С. 160.

2 См.: Куссмауль Р. Исключить показания обвиняемого из числа доказательств // Российская юстиция. — 2001. — №7. — С.53.

правом, а не обязанностью подозреваемого, обвиняемого, и как справедливо указывает В. И. Каминская, «важнейшая особенность, характеризующая показания обвиняемого с точки зрения их процессуального значения, заключается в том, что при помощи показаний обвиняемый осуществляет свое право на защиту».

3 В ходе допроса обвиняемый реализовывает право на защиту путем высказывания отношения к предъявленному обвинению (подозреваемый -по поводу подозрения), приведения оправдывающих или смягчающих его ответственность доказательств.

Поэтому исключение показаний подозреваемого, обвиняемого из числа доказательств может нарушить их право на защиту.

Кроме того, не стоит недооценивать значение показаний подозреваемых, обвиняемых, признающих свою вину. Допрос подозреваемого, обвиняемого, признавшего вину в совершении преступления, дает возможность собирания новых, ранее неизвестных следователю доказательств, которые без его показаний обнаружить очень трудно.

Только подозреваемый, обвиняемый может сообщить такие имеющие значение сведения, как обстоятельства, характеризующие субъективную сторону преступления (психическое отношение к преступлению, мотив). Таким образом, такие показания могут служить средством установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

При признании лицом своей вины в совершении преступления на первоначальном этапе расследования изменяется характер и направленность следственных действий, что позволяет сократить сроки предварительного расследования и материальные затраты на проведение следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию преступления и установлению всех обстоятельств уголовного дела.

В качестве доказательства следует использовать не само признание вины, а конкретную информацию, содержащуюся в показаниях подозреваемого, обвиняемого. Сопоставив данную информацию с имеющимися в уголовном деле данными, можно сделать вывод о правдивости или не правдивости данных показаний. Именно поэтому ст.

77 УПК РФ устанавливает, что признание обвиняемым своей вины не может быть положено в основу обвинения без совокупности доказательств. Как утверждает П. А.

Лупинская, «доказательством является не факт признания обвиняемым своей вины, а сообщаемые им сведения, свидетельствующие о его причастности к совершению преступления и объективно подтверждаемые в

4

ходе проверки».

Рассматривая доказательственное значение сведений, сообщенных подозреваемым, обвиняемым, следует обратиться к объяснениям данных лиц, поскольку ч.4 ст.46 УПК РФ предоставляет подозреваемому право давать не только показания, но и объяснения (обвиняемый имеет право давать только показания).

Однако объяснения, как источник значимой информации, не включены в число доказательств по уголовному делу, и законодатель не дает ни понятия объяснения, ни обозначает его сущности.

Под показаниями подозреваемого, обвиняемого УПК РФ понимает сведения, сообщенные ими на допросе, следовательно, объяснениями следует считать сведения, сообщенные ими в ходе иных следственных и процессуальных действий. В качестве объяснений можно рассматривать сведения, изложенные в явке с повинной, сообщенные при ознакомлении с экспертизой, при задержании и т. д. A.M.

Ларин понимает под объяснениями также составленные участниками процесса вне следственных действий письма, заявления и т.п., в которых сообщается следователю что-либо, имеющее значение для дела. В свою очередь следователь обязан принимать и приобщать к делу эти документы.5

Мы считаем, что объяснения также должны рассматриваться в качестве доказательства по уголовному делу, поскольку, по нашему мнению, они являются составной частью показа-

3 Каминская В.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе. — М., 1960. — С. 19.

4 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник. / Отв. ред. П.А. Лупинская. — М., 2004.- С. 265.

5 См.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. — М., 1986. — С. 72-75.

ний подозреваемого, закреплены не в протоколе допроса, а в иных процессуальных документах либо приобщены к ним. Таким образом, процессуально оформленное объяснение, в котором лицо признает свою вину, полагаем, может быть использовано в качестве доказательства. При этом к нему применяются общие правила проверки и оценки доказательств.

УПК РФ предусматривает гарантии от использования незаконных методов в отношении подозреваемых, обвиняемых с целью получения от них признания вины. Так, например, согласно п.1 ч.2 ст.

75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника. Как считает С. А.

Новиков, это должно прекратить встречающуюся иногда практику получения следователем признания подозреваемого, обвиняемого «любой ценой», с использованием незаконных методов воздействия, поскольку полученное таким

образом «доказательство» мгновенно утратит силу в суде при изменении подсудимым пока-~ 6 заний.

Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

7 Но не стоит думать, что подкрепление таких показаний на предварительном расследовании другими доказательствами необходимо, чтобы обвиняемый не смог отказаться от них в суде. Мы полностью согласны с В.И.

Каминской, которая указывает, что «проверка показаний обвиняемого другими установленными по делу доказательствами нужна для установления истины, а не для того, чтобы обвиняемый чувствовал себя связанным таким сознанием».8

Однако следует заметить, что показания подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, требуют такой же проверки, как и любой иной вид доказательств. Ст. 87 УПК РФ гласит, что все доказательства по уголовному делу должны быть проверены дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами.

Также должны быть установлены их источники, получены иные доказательства, подтверждающие или опровергающие проверяемое доказательство. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что никакое доказательство (признание подозреваемым, обвиняемым своей вины в том числе) не может быть положено в основу обвинения без наличия иных доказательств. Тогда зачем законодатель в ч.

2 ст.77 УПК РФ дублирует то же положение по отношению к признанию обвиняемым своей вины? На наш взгляд, данная норма имеет свое назначение в акцентировании внимания правоприменителя, чтобы он критически относился к показаниям обвиняемого, признающего свою вину, поскольку данный вид доказательств в этом смысле требует особого отношения.

Нельзя понимать показания подозреваемого, обвиняемого, признающ

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/priznanie-podozrevaemym-obvinyaemym-svoey-viny-v-sovershenii-prestupleniya-kak-dokazatelstvo-po-ugolovnomu-delu

Соглашение о признании вины и соглашение о примирении в УПК Украины

Признание вины в уголовном процессе

Как заключить сделку в уголовном процессе

Согласно новому УПК, а именно § 35 заключение соглашений сторонами уголовного процесса является частью восстановительного правосудия.

4 июля 2002 года Экономический и социальный совет при ООН принял резолюцию «Об основных принципах программ восстановительного правосудия в уголовных делах», которая содержит рекомендацию для всех стран развивать и внедрять программы восстановительного правосудия в национальное судопроизводство. Существует несколько моделей подобной процедуры, но самой распространенной ее формой являются программы примирения потерпевших и правонарушителей (медиация). Эти системы сейчас применимы и в украинском уголовном процессе.

Для Украины институт сделки (соглашения) в уголовном процессе – новый и еще не до конца себя показавший. Он был введен в действие Уголовным процессуальным кодексом 2012 года.

Закаленные практикой применения предыдущего УПК, а также с закоренелой советской и постсоветской юридической идеологией специалисты-правовики, особенно из государственных структур – следователи, прокуроры, — по прежнему избегают применения новой нормы.

Поэтому, если Вы настроены защищать свои права путем заключения сделки с потерпевшим или обвинителем, Вам, наверняка, понадобится помощь опытного адвоката, который сможет провести соответствующие переговоры, аргументированно убедить сторону обвинения или потерпевшего в позитивности такого способа решения вопроса, а также способствовать принятию решения в Вашу пользу.

Виды сделок в уголовном производстве

В соответствии со статьей 468 УПК Украины в уголовном производстве имеют место следующие виды сделок:

  1. соглашение о примирении между потерпевшим и подозреваемым, обвиняемым (далее — соглашение о примирении);
  2. соглашение между прокурором и подозреваемым, обвиняемым о признании виновности (далее — соглашение о признании вины).

Соглашение (сделка) о примирении — это форма добровольного соглашения между потерпевшим и подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу. Такая сделка возможна в случае совершения преступления небольшой и средней тяжести, а также при производстве по делам частного обвинения.

В ней должны быть согласованы все условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в случае возмещения им (полного или частичного) вреда, причиненного преступлением. В соглашении также предусматривается степень ответственности лица в случае совершения им иных действий, не связанных с возмещением вреда, но направленных на устранение последствий преступления.

Если обвиняемым, к примеру, были совершены хулиганские действия, в процессе которых он нанес какой-либо ущерб имуществу потерпевшего, то сделка о примирении может содержать пункты, касающиеся непосредственного возмещения ущерба (например, покупка разбитых очков, порванной куртки и пр.

), а также пункты, касающиеся необходимых действий обвиняемого для преодоления последствий преступления (например, обвиняемый может публично извиниться перед потерпевшим за оскорбление или самостоятельно починить разбитое в кафе стекло).

Соглашение (сделка) о признании вины — это добровольное соглашение между обвинителем (прокурором) и подозреваемым или обвиняемым, в котором обозначенные стороны согласовывают между собой условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после начала уголовного производства или после вручения письменного уведомления о подозрении. Соглашение может быть заключено только в производстве по преступлениям небольшой и средней тяжести, а также по тяжким преступлениям, причинившим вред исключительно государственным или общественным интересам и никому лично. Такая сделка возможна при согласии подозреваемого или обвиняемого не только признать свою вину в содеянном в полном объеме, но и сотрудничать со следствием и судом с целью установления всех обстоятельств преступления.

Позитивные стороны сделок в уголовном процессе

Главной целью внедрения в уголовном процессе сделок между сторонами является соблюдение принципа процессуальной экономии. То есть сделки в уголовном процессе призваны обеспечить следующее:

  • процессуальное упрощение системы рассмотрения уголовных производств;
  • разгрузку органов досудебного расследования и суда;
  • снижение расходов на ведение процесса;
  • максимальное удовлетворение сторон.

Ведь пострадавший от хулиганства вряд ли будет доволен, если обидчику присудят штраф, а поврежденное имущество и нанесенное личное оскорбление – исправлены не будут.

Если же человек потерпел в результате кражи, ему также вряд ли доставит удовольствие тот факт, что негодяй будет осужден к лишению свободы, более важным вопросом выступает – возмещение ущерба и раскаяние.

В случае заключения соглашений в уголовном судопроизводстве позитивных результатов может ожидать каждая из сторон:

  • пострадавший (потерпевший), например, сможет рассчитывать на быстрое и полное возмещение причиненного вреда.
  • обвиняемый — на освобождение от наказания, сокращение сроков рассмотрения дела, избежание томительного ожидания и неизвестности относительно наказания в суде, в некоторых случаях – на применение к нему альтернативного наказания или более мягкого.
  • правоохранительные органы, обвинение и суд могут рассчитывать на уменьшение рабочей нагрузки и процессуальное упрощение рассмотрения дела.
  • государство и налогоплательщики могут быть уверены в сокращении затрат государственного бюджета на организацию и проведение судебного процесса, прочие процессуальные процедуры, например экспертизы, необходимость в которых отпадает в случае полного признания вины и выдачи орудий преступления.

Таким образом, при условии строгого соблюдения прав сторон и общих принципов правосудия в уголовном производстве сделки могут достаточно удачно и целесообразно применяться в уголовном процессе Украины.

Аналізуйте судовий акт: Угода про примирення між потерпілим та обвинуваченим у кримінальному провадженні та звільнення обвинуваченого від відбування покарання (Святошинський районний суд м. Києва, суддя Косик Л. Г.)

Зарубежный опыт

Если рассматривать зарубежный опыт применения процедуры заключения соглашений в уголовном процессе, то наиболее ярким представителем приверженцев института сделок выступают США.

Верховный Суд Штатов признал такие сделки существенной и целесообразной частью системы уголовного правосудия страны еще в далеком 1971 году.

В одном из решений суда, датируемых указанным годом, отмечено: «Преимущества такой сделки очевидны: суды разгружаются, снижаются риски, связанные с судебным процессом, также очень ценна получаемая от подсудимого информация». Различные штаты и юрисдикции имеют различные правила применения нормы.

В Индии вопрос заключения сделок в уголовном процессе урегулирован Законом «Об отправлении правосудия по уголовным делам» или Поправкой 2005 года, внесшим изменения в уголовно-процессуальный кодекс страны. С 2006 года была введена практика сделок с правосудием.

Сделки в Индии разрешены только в тех случаях, в которых максимальным является наказание в виде тюремного заключения на срок до 7 лет.

При этом из практики применения сделок полностью исключаются преступления, наносящие ущерб социально-экономическому состоянию страны, или преступления, совершенные против женщин и детей младше 14 лет.

В таких странах, как Великобритания (Англия, Уэльс), Австралия (штат Виктория), сделки с правосудием допускаются только для того, чтобы обвинение и защита могли прийти к единому результату относительно признания обвиняемым вины по некоторым обвинениям, при этом остальные обвинения прокурором не предъявляются. В то же время по вопросу размера или меры наказания договоренностей в этих странах быть не может, избрание меры наказания – исключительная прерогатива суда.

В Италии процедура заключения сделок именуется «pentito» (досл. для тех, кто раскаялся). Она впервые была введена в так называемые «Свинцовые годы» для антитеррористических целей во время проведения громких судебных процессов против мафии (80-е годы прошлого века).

Нововведение вызывало множество споров среди юристов, полагавших, что приговоры для раскаявшихся pentiti выносились менее суровые, если они сообщали судьям какую-либо дополнительную информацию.

В некоторых случаях имелись основания подозревать, что раскаявшиеся преступники намеренно вводили суд в заблуждение.

В Польше также применяются сделки с правосудием, но в ограниченной форме, в случаях преступлений небольшой тяжести, срок наказания в которых не превышает 3 лет тюремного заключения.

Процедура называется “добровольное подчинение наказанию” и позволяет суду вынести согласованное постановление без дополнительной проверки доказательств, что значительно сокращает сроки судебного разбирательства.

При этом в наличии должны быть одновременно несколько условий:

  • признание вины обвиняемым;
  • согласие защитника и обвинителя по мере наказания;
  • согласие потерпевшего на сделку;
  • согласие суда.

Интересным видится тот факт, что в Польше суд может возражать против условий предложенной сделки (даже в том случае, когда обвиняемый, потерпевший и прокурор уже договорились) и предложить изменения (не узкие, а скорее общего характера).

Если обвиняемый принимает предложения суда и согласен на изменение наказания, суд одобряет сделку и выносит вердикт согласно договоренности.

Также интересным является тот факт, что вне зависимости от соглашения стороны (обвинение и защита) имеют право на апелляцию.

Аналізуйте судовий акт: Засудження працівника СІЗО за втечу депутата — регіонала Шепелева (Деснянський суд м. Києва, суддя Броновицька О. В.)

Практика польского применения сделок с правосудием видится наиболее совершенной и соответствующей современным реалиям судебного рассмотрения дела, однако, пока речь о дополнениях в системе применения соглашений в рамках уголовного процесса Украины не идет.

Тем не менее, право развивается одновременно с обществом, вызвано его потребностями и особенностями новых отношений. Поэтому, кто знает, как изменится процесс, положим, лет через 10-20.

Пока же отечественные юристы активно осваивают практику примирительных сделок с правосудием и потерпевшими.

Источник: https://protocol.ua/ua/soglashenie_o_priznanii_vini_i_soglashenie_o_primirenii_v_upk_ukraini/

Сделка о признании вины — PRAVO.UA

Признание вины в уголовном процессе

На встрече рабочей группы по вопросам реформирования уголовного судопроизводства и Президента Украины 16 июня 2011 года был представлен проект нового Уголовного процессуального кодекса Украины (УПК).

По словам представителей данной группы, а также самого Президента, новый Кодекс закрепит права и свободы человека как наивысшей социальной ценности, расширит права стороны обвинения и стороны защиты, что приведет к равенству и состязательности сторон.

Документ содержит и ряд новшеств, в частности, в уголовное производство вводится суд присяжных, понятие негласных следственных (розыскных) действий, а также новый инструмент упрощения уголовного производства — соглашение между прокурором и подозреваемым, обвиняемым о признании виновности.

Практика заключения соглашений между прокурором и стороной защиты о признании вины в обмен на смягчения наказания, в частности, существует в США (Свод законов об уголовном процессе 1940 года), России (Уголовно-процессуальный кодекс 2001 года), Грузии (Уголовно-процессуальный кодекс 2009 года) и некоторых других государствах.

Согласно статье 462 проекта УПК, соглашение между прокурором и подозреваемым, обвиняемым о признании виновности может быть инициировано прокурором или подозреваемым, обвиняемым в любой момент после уведомления лица о подозрении и до удаления суда в комнату совещаний для вынесения приговора.

Данная норма призвана упростить уголовное судопроизводство в случае признания вины обвиняемым. Однако обвиняемый, подозреваемый может инициировать соглашение на стадии судебного производства, из-за чего составление и заключение соглашения может привести к намеренному затягиванию судебного процесса.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает возможность заключения аналогичного соглашения только в период досудебного следствия, а если обвиняемый признает вину на стадии судебного производства, судья выносит приговор без проведения судебного разбирательства.

В таком случае наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Частью 4 статьи 462 предусмотрено, что соглашение о признании виновности может быть заключено в производстве относительно уголовных проступков, преступлений небольшой тяжести, преступлений средней тяжести, тяжких преступлений и преступлений, вследствие которых ущерб нанесен исключительно интересам государства и общества. Заключение соглашения о признании виновности в уголовном производстве, в котором принимает участие пострадавший, не допускается.

В случае если в совершении уголовного правонарушения обвиняются несколько подозреваемых, обвиняемых и соглашение не достигнуто со всеми, то оно может быть заключено с одним (несколькими) из подозреваемых, обвиняемых. Уголовное производство относительно лица (лиц), с которым достигнуто соглашение, подлежит выделению в отдельное производство (часть 8 статьи 462 проекта УПК).

При принятии решения о заключении соглашения статья 463 проекта УПК обязывает прокурора учитывать следующие факторы: степень и характер содействия подозреваемого, обвиняемого в проведении уголовного производства; характер и тяжесть обвинения; наличие общественного интереса в обеспечении более быстрого досудебного расследования и судебного производства, раскрытии большего количества уголовных правонарушений; наличие общественного интереса в предотвращении, раскрытии или прекращении большего количества уголовных правонарушений. Следует отметить, что проектом УПК не урегулировано, каким образом прокурор сможет определять наличие указанного общественного интереса.

Статья 465 проекта УПК устанавливает форму и требования соглашения о признании виновности. Соглашение составляется в письменной форме с указанием даты заключения и подписями сторон.

В нем должны быть сведения о сторонах; формулировка подозрения или обвинения и его правовая квалификация со ссылкой на статью Уголовного кодекса Украины; существенные для данного уголовного производства обстоятельства; безоговорочное признание подозреваемым, обвиняемым своей виновности в совершении уголовного правонарушения; обязательства подозреваемого, обвиняемого относительно сотрудничества в раскрытии уголовного правонарушения, совершенного другим лицом (если соответствующие договоренности имели место); согласованное наказание и согласие подозреваемого, обвиняемого на его назначение; информация о последствиях заключения и утверждения соглашения, а также последствиях его невыполнения.

К последствиям заключения соглашения о признании виновности относится ограничение прав прокурора и подозреваемого (обвиняемого) на обжалование приговора.

Также подписание соглашения подозреваемым (обвиняемым) приводит к отказу от его прав на справедливое судебное рассмотрение, во время которого прокурор обязан доказать каждое обстоятельство относительно уголовного правонарушения, а обвиняемый вправе иметь защитника, не давать против себя показания, вызывать свидетелей и представлять доказательства своей невиновности (часть 2 статьи 466 проекта УПК).

В проекте Кодекса отсутствуют нормы, регулирующие определение размера наказания, а также гарантии его смягчения в случае заключения соглашения, оставляя этот вопрос на решение сторон.

В США, например, в случае заключения сделки о признании вины обвинитель обязан отозвать или не выдвигать часть обвинения, подать на рассмотрения суда либо не протестовать против подачи ходатайства о применении более мягкой санкции.

В соответствии со статьей 467 проекта УПК в случае если соглашение достигнуто на стадии досудебного следствия, то обвинительный акт с подписанным сторонами соглашением передается в суд для утверждения соглашения. А в случае достижения соглашения в период судебного производства суд незамедлительно останавливает все процессуальные действия и переходит к утверждению соглашения.

Прежде чем утвердить соглашение о признании виновности, суд обязан выяснить, ясно ли обвиняемый понимает права, от которых он отказывается, и последствия подписания соглашения.

Кроме этого, суд должен убедиться, что соглашение подписано добровольно и не является результатом насилия, принуждения, угрозы или следствием обещания, а также любых других обстоятельств, кроме предусмотренных в соглашении.

Убедившись, что соглашение может быть утверждено, суд выносит приговор на основании статьи 468, которым утверждает соглашение и назначает оговоренную сторонами меру наказания.

Стоит отметить, что уместно было бы сделать обязательным условием для утверждения соглашения одобрение защитника, если он привлекался стороной обвинения.

Такая практика применяется в России: ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно быть подписано защитником, а ходатайство о признании вины в ходе судебного производства осуществляется после консультации с защитником.

В случае невыполнения соглашения о признании виновности прокурор имеет право обратиться в суд, который утвердил такое соглашение, с ходатайством об отмене приговора. Если прокурор докажет, что осужденный не выполнил условий соглашения, то суд отменяет приговор и назначает судебное разбирательство (статья 469 проекта УПК).

Принятие проекта УПК Украины и введение института соглашения о признании виновности может существенно снизить нагрузку на суды путем упрощения процедуры досудебного и судебного производств в случае сотрудничества и признания вины подозреваемым, обвиняемым в обмен на смягчения наказания.

Однако для эффективного функционирования данного института необходимо установить действенный механизм заключения и утверждения соглашений с закреплением гарантий смягчения (уменьшения) сроков и размеров наказания при признании вины подозреваемым либо обвиняемым.

В результате от возможности заключения соглашения о признании вины между прокурором и подозреваемым (обвиняемым) выиграет и государство, и подозреваемый (обвиняемый).

ВРОНСКАЯ Анна — управляющий партнер ЮФ «Вронский, Вронская и Партнеры», г. Киев

Источник: https://pravo.ua/articles/sdelka-o-priznanii-viny/

ЗаконаНадзор
Добавить комментарий