Виновность это в уголовном праве

Виновность как признак преступления

Виновность это в уголовном праве

В соответствии с принципом субъективноговменения, преступным признаётся деяние,совершённое умышленно (то есть осознанно,при наличии понимания вредного характерапричиняемых деянием последствий), либовследствие преступной неосторожности,то есть виновно. Если вред причинён безвины, содеянное представляет собойуголовно-правовой казус, за которыйуголовная ответственность не наступает.

Вина представляет собой определённоевнутреннее психическое отношение лицак тому деянию, которое оно совершило, ик его реальным или возможным последствиям.В уголовном праве также используетсяравнозначное термину «вина» понятие«виновность».

В других отраслях праваэтот термин может иметь иное значение:в частности, в уголовно-процессуальномправе под виновностью понимается«преступность» лица, наличие в егодеянии всех необходимых для наступленияуголовной ответственности признаков.

Соответственно, вердикт присяжных«виновен» имеет более широкий смысл:он означает, что обвиняемый действительносовершил то преступление, в котором онобвиняется, а не просто действовалумышленно либо неосторожно.

Виновность как признак преступлениятакже означает, что к ответственностине может быть привлечено невменяемоеили не достигшее возраста уголовнойответственности лицо, так как такиелица признаются неспособными осознаватьвредность совершаемых ими действий,либо контролировать своё поведение.

Уголовная противоправность как признак преступления

Формальным признаком преступленияявляется его уголовная противоправность.Она включает в себя два компонента:запрещение совершения деяния и угрозуприменения наказания, если деяние всёже будет совершено.

Уголовнаяпротивоправность производна отобщественной опасности: не являющеесяобщественно опасным деяние не можетпризнаваться противоправным.

Признаниепротивоправным деяния, которое объективноне является общественно опасным, являетсяошибкой законодателя.

В большинстве современных государствуголовно-правовой запрет может содержатьсялишь в актах уголовного законодательства(как правило, кодифицированных).

Заложенная в уголовно-правовой запретугроза наказания далеко не всегдареализуется: многие преступленияостаются нераскрытыми, кроме тогозаконодательством предусматриваютсяусловия, при которых лицо, совершившеепреступление, может быть освобожденоот наказания или от уголовнойответственности в целом. Признакомпреступления является именно сама посебе потенциальная угроза наказания,фактически назначенное преступникунаказание лежит за пределами совершённогопреступления.

13.Отличие преступлений от иных правонарушений

Преступления необходимо отграничиватьот других видов правонарушений,ответственность за которые предусмотренанормами административного, трудового,налогового и других отраслей права.

Такое отграничение производится поматериальным и формальным основаниям.

Материальным основанием отграничениявыступает наличие у преступленийобщественной опасности, отсутствующейу правонарушений: хотя правонарушениятакже причиняют вред обществу, являютсяантисоциальными, этот вред по своемухарактеру и степени является намногоменее опасным, чем вред, причиняемыйпреступлениями.

Достаточно частохарактеризующие общественную опасностьпризнаки, позволяющие отграничитьпреступление от правонарушения,закрепляются в соответствующей нормеуголовного закона. Данные признакимогут носить как формально определённый,так и оценочный характер.

Это может бытьопределённый размер причинённого ущерба(материального или физического),обстановка, время, место совершенияпреступления, форма вины, низменностьмотивов и целей совершённого деянияи т. д.. Кроме того, признаком,разграничивающим преступление иправонарушение может быть систематичностьсовершения: однократное совершениенекого деяния является правонарушением,многократное же совершение —преступлением.

Формальным основанием отграниченияявляется характер противоправности.Ответственность за преступленияпредусматривается уголовнымзаконодательством и включает в себямеры уголовного наказания, а такжеспецифическую уголовно-правовоепоследствие наложения ответственности:судимость.

Ответственность за остальныеправонарушения устанавливается актамидругих отраслей права и включает в себяспецифические для данных отраслейнегативные последствия, которые, какправило, являются менее тяжкими, чемуголовное наказание; кроме того, в этихотраслях права не предусматриваетсякаких-либо аналогов судимости каксостояния лица, связанного с отбытиемнаказания.

Если в деянии лица одновременноприсутствуют признаки как преступления,так и менее тяжкого административногоправонарушения, к нему применяетсятолько наиболее строгий вид ответственности:уголовная; негативные последствиясовершения другого правонарушения (заисключением гражданского-правовогоделикта, материальная ответственностьза который не исключается) поглощаютсянегативными последствиями совершённогопреступления. Неоднозначно решаетсявопрос выбора применимого права припрямой конкуренции уголовно-правовыхи иных норм (в ситуациях, когда вследствиенарушения законодательной техники однои то же деяние может быть в зависимостиот усмотрения суда расценено какпреступление либо как правонарушение).Одни учёные и практики говорят, чтопредпочтение должно отдаваться болееблагоприятной для субъекта норме оправонарушении, другие — чтопредпочтение должно отдаваться болеестрогой уголовно-правовой норме.

Преступления также необходимоотграничивать от аморальных, безнравственныхпроступков. Не любой аморальный проступокявляется преступным: например, обман,как правило, является аморальным, нонепреступным. При этом аморальнымимогут признаваться не только деяниялица, но и его мысли, убеждения.

Спорнымявляется вопрос об аморальностипреступления: одни учёные говорят, чтовсе преступления являются аморальными,другие же указывают, что некоторыепреступления нейтральны с моральнойточки зрения (например, никакойнравственной оценки не связывается стаким преступлением, как нарушениеправил международных полётов), а отдельныедаже вызывают одобрение общества(например, убийства из сострадания кпотерпевшему или с превышением пределовнеобходимой обороны).

Как и в случае с правонарушениями,основаниями отграничения являютсяотсутствие у аморальных проступковобщественной опасности (материальноеоснование) и противоправности (формальноеоснование).

По первому основаниюаморальные проступки отличаются отпреступлений и правонарушений тем, чтоне причиняют физического или материальноговреда: аморальное поведение, как правило,наносит чисто психологический ущерб —самолюбию личности, межличностнымотношениям и т. д.

По второмуоснованию отграничение становитсявозможным благодаря тому, что аморальныепроступки вообще не являютсяпротивоправными: их совершение незапрещено нормами никакой правовойотрасли (хотя нормы морали и могут бытьписьменными, сводиться в специальныеморальные кодексы).

Аморальное деяние может обрести статуспреступления, если его совершениеобладает общественной опасностью изаконодатель сочтёт нужным создатьсоответствующую уголовно-правовуюнорму.

Возможно и обратное: так, например,в УК РСФСР 1960 года присутствовала норма,предусматривающая ответственность зазаведомое поставление другого лица вопасность заражения венерическимзаболеванием (не повлекшее фактическогозаражения), которая была отменена спринятием нового Уголовного кодексаРФ. В настоящий момент это деяние являетсяаморальным проступком, но не правонарушением.

Источник: https://studfile.net/preview/2554290/page:15/

Статья 14. Понятие преступления

Виновность это в уголовном праве

1. Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.

2. Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Комментарий к статье 14

В комментируемой статье приведено определение преступления, под которым понимается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания.

Дефиниция понятия преступления относится к категории формально-материальных, поскольку в нем законодатель указывает и материальный признак — общественную опасность, и формальные признаки — противоправность и наказуемость деяния.

Таким образом, в законе установлены четыре признака, при наличии которых деяние признается преступлением, — это виновность, общественная опасность, противоправность и наказуемость.

При определении преступления в законе использовано собирательное понятие «деяние». Оно означает и внешний акт поведения человека (действие, бездействие), и преступление в целом.

Преступление, как и любое иное поведение человека, выражается в двух аспектах: внутреннем и внешнем. Внутренняя сторона поведения состоит из его осознания субъектом и воли, т.е.

способности избирательно реагировать на внешние факторы, стремиться к осуществлению определенной цели, преодолевать внешние и внутренние препятствия.

В уголовном законе выражение воли определяется такими понятиями, как «желание», «сознательное допущение», «безразличие».

Преступное деяние, будучи разновидностью человеческих поступков, прежде всего должно обладать всеми признаками последних в психологическом смысле. В психологии поведением называется социально значимая система действий человека, отдельные поведенческие действия называются поступком, если они соответствуют общепринятым нормам поведения, и проступком, если не соответствуют этим нормам.

Психологически всякое человеческое действие или бездействие обладает мотивированностью, т.е. вызывается теми или иными побуждениями либо системой их (корыстью, ревностью и пр.), и целенаправленностью, предвидением результатов своего поведения.

Мотивированность и целенаправленность поведения обеспечивают свободу воли лица, т.е. свободу выбора по крайней мере между двумя вариантами поведения.

В преступном поведении лицо выбирает между антисоциальным и правомерным, как минимум непреступным, поведением.

Мысли, психические процессы, убеждения, их выражение вовне, несмотря на их возможный негативный характер, преступлениями не являются.

Наличие вины является необходимым признаком преступления. Это означает, что преступным может быть признано только такое поведение, которое включает в себя его внутренний аспект: сознание и волю.

Лицо не подлежит уголовной ответственности, если им не осознавались фактический характер и общественная опасность своего действия или бездействия или оно не могло руководить ими вследствие указанных в законе причин.

Именно в этой связи уголовный закон включает в себя целый ряд положений, в соответствии с которыми исключается преступность деяния, если оно не обусловлено сознанием или волей.

Так, исключает наличие преступления состояние невменяемости. Не являются преступлением неосознаваемые рефлекторные движения (рефлекторные реакции).

Лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности в тех случаях, когда оно действует под влиянием физического или психического принуждения, а при сохранении возможности действовать в такой ситуации вопрос решается с учетом положений института крайней необходимости. Исключает преступность деяния и наличие непреодолимой силы и т.д.

Включение в признаки преступления такого свойства, как виновность, означает реализацию в российском уголовном праве принципа субъективного, а не объективного вменения.

Субъективное вменение предполагает наличие определенного психического отношения лица к совершенному им общественно опасному деянию (действию, бездействию) и общественно опасным последствиям. Это отношение может состоять в умысле или неосторожности (ст. ст. 24 — 27 УК РФ).

Приоритет принципа субъективного вменения закреплен, на наш взгляд, и в ч. 1 ст.

28 УК РФ, установившей, что деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Для наличия общественно опасного деяния не менее важно и внешнее проявление поведения человека, т.е. те его телодвижения, которые вызывают или могут вызвать изменения во внешнем мире.

Телодвижения человека, хотя и являются механическими, проявляют его волю, могут отражать настроение человека, его эмоции, движение мысли (слова, жесты, мимика).

Физиологическая сторона поведения человека может быть выражена действием или бездействием.

Действие представляет собой активную форму поведения человека. Чаще всего оно заключается в совершении совокупности определенных движений, но может быть совершено и одним движением. В уголовном праве действие заключается во внешнем проявлении тех деяний, которые запрещены уголовным законом.

При этом совокупность телодвижений при совершении преступления одного вида может быть весьма различна. Так, убийство может быть совершено путем производства выстрела из оружия, а может быть совершено путем подсыпания яда (отравление).

В уголовно-правовом аспекте начальный и конечный моменты действия зависят от конструкции состава преступления и законодательного определения его объективной стороны.

Так, начальным моментом действия может быть совокупность телодвижений, направленных на создание условий совершения преступления, например приискание соучастников для совершения особо тяжкого преступления, а может быть непосредственное выполнение объективной стороны, например удар кулаком в височную часть головы.

Аналогично разнятся и моменты завершения действия. При одномоментных преступлениях, например оскорблении, момент начала действия и его завершения совпадают, а при разномоментных преступлениях момент завершения действия связан с выполнением всей совокупности движений. К примеру, совершение мошенничества может начинаться с обмана, а момент его завершения связан с моментом завладения имуществом, причинением ущерба.

Бездействие представляет собой пассивную форму поведения. Оно состоит в неисполнении тех действий, которые лицо должно было и могло совершить, в воздержании от их совершения. При этом бездействие не означает, что лицо во время совершения преступления абсолютно пассивно, не совершает никаких действий.

Оно может быть активным, но при этом не совершать именно тех действий, которые в силу тех или иных обстоятельств (например, требование закона или создание виновным условий опасности для каких-либо интересов) оно обязано было совершить и могло совершить требуемые действия.

Например, виновный, обязанный обеспечить соблюдение требований правил техники безопасности производства работ, не ограждает опасную зону, что приводит к причинению тяжкого вреда здоровью человека.

В этом случае им не было выполнено требование правил об установке ограждения, хотя оно должно было и могло быть выполнено. При отсутствии объективной возможности совершения требуемых действий преступное бездействие не будет иметь места.

Так, неоказание врачом помощи больному из-за невозможности вовремя прибыть к нему в результате наводнения, не образует преступного бездействия, поскольку невыполнение врачебного долга было в этой ситуации обусловлено не волей субъекта, а непреодолимой силой.

Преступное бездействие может быть выражено в однократном невыполнении обязательных и объективно необходимых действий, а может состоять и в систематическом пассивном поведении.

Для признания деяния преступлением оно должно обладать признаком общественной опасности. Если деяние не представляет такой опасности, основания отнесения его к категории преступных отсутствуют.

Это обусловлено тем, что, как отмечалось выше, определение понятия преступления является формально-материальным, а потому признак общественной опасности является обязательным и неотъемлемым признаком преступления.

Общественная опасность — материальный признак преступления, раскрывающий его социальную сущность. Общественную опасность можно определить как свойство деяния причинять вред или создавать угрозу причинения вреда охраняемым законом объектам.

Общественная опасность свойственна любому правонарушению, но среди них преступление выделяет характер и повышенная степень общественной опасности, вредоносности деяния.

Отсутствие общественной опасности деяния или невысокая степень его общественной опасности означает отсутствие преступления. Именно поэтому в ч. 2 ст.

14 УК РФ закреплено положение, согласно которому не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Говоря о малозначительности, следует отметить, что ни теория, ни практика не выработали достаточно четких критериев ее определения. В каждом конкретном случае вопрос о малозначительности решается самостоятельно. Однако в основу его решения кладутся и объективные, и субъективные факторы.

Только их совокупность позволяет установить степень общественной опасности деяния. При этом главенствующая роль отдается субъективным факторам, поскольку именно направленность умысла, а не только реально причиненный вред во многом свидетельствует о степени общественной опасности деяния.

Общественная опасность характеризуется объективными и субъективными признаками.

К объективным признакам следует отнести значимость, важность для общества и государства объекта посягательства, степень осуществления преступного намерения, способ совершения преступления, размер вреда или тяжесть наступивших последствий, условия времени и места совершения преступления (чрезвычайное положение, стихийное или иное общественное бедствие).

Субъективными признаками являются форма вины, наличие антисоциальных мотивов и целей (например, совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение и т.п.).

Общественная опасность деяния является свойством объективного характера. С развитием и изменениями, происходящими в обществе, степень общественной опасности того или иного деяния может понижаться, повышаться, исчезать, возникать.

Так, в связи с усилением угрозы терроризма повышается степень общественной опасности его проявлений, что находит объективное отражение в санкции ст. 205 «Террористический акт» УК РФ. Колеблется в последние годы степень общественной опасности хищений, что приводит к изменению соотношения понятий «мелкое хищение» (ст. 7.27 КоАП РФ и примечание 1 к ст.

158 УК РФ). Развитие общества и государства привело, по мнению законодателя, к утрате необходимой для преступления степени общественной опасности такого деяния, как обман потребителей (ст.

200 УК РФ), а деяния, причиняющие ущерб интересам службы в коммерческих и иных организациях, были криминализированы по причине повышения степени их общественной опасности.

Введение законом уголовной ответственности за то или иное деяние является свидетельством достижения им такого уровня общественной опасности, при котором для восстановления нарушенных общественных отношений требуется использование государственных сил и средств, и наоборот, а принятие закона, устраняющего или смягчающего уголовную ответственность, является актом, в соответствии с которым по-новому определяются характер и степень общественной опасности тех или иных преступлений.

Формально степень общественной опасности преступлений находит свое отражение в отнесении их законодателем к определенной категории преступлений: от преступления небольшой тяжести до особо тяжкого преступления.

Но подобная оценка не является проявлением волюнтаризма, так как мудрый законодатель, выявляя общественно опасные деяния и определяя степень их вредоносности, «не делает законов, он не изобретает их, а только формулирует» .

———————————

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 162.

Уголовная противоправность означает запрещенность определенного деяния нормой УК РФ под угрозой применения наказания. Противоправность представляет собой формальное закрепление в уголовном законе общественно опасного деяния, которое признается преступлением.

Российское уголовное право при определении понятия «преступление» основывается на принципе nullum crimen sine leges (нет преступления, если об этом не указано в законе). Поэтому в Особенной части УК РФ указаны все деяния, относимые на данный момент к категории преступлений. За пределами этих деяний преступлений нет.

Нет преступления и за пределами тех признаков конкретных составов преступлений, описанных в Особенной части УК РФ. Данный подход к противоправности преступления вытекает и из положений принципа законности (ч. 1 ст.

3 УК РФ), заключающегося в том, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ, т.е. законом.

В этой связи можно сказать, что противоправность есть юридическое закрепление материального свойства преступления — общественной опасности и соотносится с последним как форма и содержание.

В ст. 14 УК РФ наказуемость деяния впервые названа в качестве признака преступления. Наказуемость преступления означает установление законодателем за каждое деяние, предусмотренное УК РФ, наказания определенного вида, срока или размера.

Однако это положение не означает, что каждому лицу, совершившему преступление, в обязательном порядке должно быть назначено уголовное наказание.

Уголовному закону известно значительное число институтов, позволяющих освободить виновного от уголовной ответственности или от наказания.

Все четыре рассмотренных признака преступления взаимосвязаны и обязательны. Только их полная совокупность позволяет говорить об общественно опасном деянии как о преступлении, что представляется крайне важным в аспекте защиты прав и свобод человека и гражданина, исключения возможности превентивного осуждения, осуждения без вины и иного необоснованного расширения уголовной репрессии.

Источник: http://fkurf.ru/zakon/ugolovnyj_kodeks_rossijskoj_federacii/statya_14.html

Виновность в уголовном процессе

Виновность это в уголовном праве

Токарева А. А., Максименко Г. С. Виновность в уголовном процессе [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 251-254. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/181/10314/ (дата обращения: 28.11.2019).



В статье раскрывается понятие «виновность» с точки зрения уголовно-процессуального законодательства. Автор обращает внимание на актуальность проблемы, излагает точки зрения, высказанные в теории уголовного процесса, предлагает ряд обоснованных выводов.

Ключевые слова: виновность, субъективные признаки, субъект преступления.

Виновность лица — одно из основных обстоятельств, которые должно быть доказано при производстве по уголовному делу (п.2 ч.1 ст.73 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее — УПК РФ)).

В большинстве учебников по уголовному процессу этот термин не раскрывается.

В связи с этим у нас, у студентов, как у будущих правоприменителей, правомерно возникает вопрос, что же необходимо понимать под виновностью?

В литературе понятие «виновность» определяется по-разному.

По мнению отдельных авторов, под виновностью понимается субъективная сторона преступления, и при ее установлении исследованию и доказыванию подлежит форма вины. [1, с. 138]

Другие авторы полагают, что уяснение виновности только через субъективные составляющие недостаточно полно раскрывает ее содержание. Так, С. В.

Векленко считает, что «виновность есть совокупность объективных и субъективных обстоятельств, обосновывающих осуждение лица с применением к нему конкретного наказания за совершенное преступление».

Отсутствие хотя бы одного из обстоятельств (объективного или субъективного основания) влечет и отсутствие целого, т. е. виновности. [2, с. 142]

Но чаще всего ученые под виновностью понимают именно субъективные признаки состава преступления, а именно, субъекта преступления и субъективную сторону. Органам и должностным лицам, осуществляющим уголовное преследование, необходимо установить лицо, совершившее преступление, а также доказать умышленно или неосторожно совершены его действия, то есть форму вины.

Так, в трактовке В. А. Лазаревой виновность лица в совершении преступления, форма вины и мотивы — процессуальное выражение элементов субъективной стороны состава преступления.

Далее автор полагает, что «установить лицо, совершившее преступление, и доказать его вину — тождественные понятия: пока вина не доказана, лицо не считается совершившим преступление. При этом уголовно-процессуальное понятие виновности отличается от уголовно-процессуального понятия вины (ст.

24–26 Уголовного Кодекса РФ (далее — УК РФ)), так как включает в себя не только наличие умысла или неосторожности, но и факт совершения определенным лицом действий, образующих объективную сторону состава преступления» [3, с. 135]

П. А. Лупинская понимает под виновностью «установление лица, совершившего преступление (субъект преступления), и его вину (субъективная сторона преступления).

В зависимости от конкретных обстоятельств дела должно быть доказано, что лицо может быть субъектом преступления (возраст, вменяемость).

Так же должны быть установлены факты, характеризующие субъективную сторону совершенного обвиняемым деяния, то есть нужно доказать, умышленно или неосторожно совершены действия». [4]

И. Л. Петрухин также считает, что понятие виновности лица в совершении преступления «включает требование установления не только конкретного человека, действие или бездействие которого нарушили уголовный запрет, но и его отношение к своему противоправному поведению (форма вины), то есть речь идет о субъекте и субъективной стороне состава преступления». [5]

Аналогичные взгляды содержаться в работах А. В. Смирнова и К. Б. Калиновского [6], Н. В. Жогина [7], А. В. Гриненко [8] и других авторов.

Но если обратиться к п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, то буквальное толкование этой статьи дает нам понять другое.

Если под виновностью законодатель понимает и субъективную сторону преступления, в которую, как известно, включается и форма вины, то зачем нужно устанавливать ее несколько раз, ведь в формулировке статьи ясно сказано: «подлежат доказыванию виновность лица в совершении преступления, форма его вины»?

Получается, что под виновностью законодатель понимает не субъективную сторону преступления, а не что иное, как установление самого субъекта преступления. А что касается форма вины, то есть умысла или неосторожности, то в п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ говорится о необходимости их установления в отрыве от виновности.

Так что же необходимо понимать под виновностью? Все-таки прав законодатель или ученые, которые дают рассмотренные выше толкования термину «виновность»?

Чтобы разобраться с этим вопросом, предлагаем обратиться еще к одному термину, который используется в УПК РФ наряду с термином «виновность» — это термин «виновный». В соответствии со ст. 299 и 339 УПК РФ суду и присяжным заседателям необходимо установить «виновен ли подсудимый в совершении преступления». Что же здесь следует понимать под этим термином?

По этому вопросу можно найти множество различных мнений. На практике же судьи, разъясняя в напутствующем слове присяжным заседателям значение основных вопросов, подлежащих выяснению, под виновностью понимают: должен ли подсудимый нести за совершение деяний уголовную ответственность и наказание [9].

Таким образом, термин «виновный» законодатель понимает со стороны субъекта преступления, здесь необходимо установить подлежит ли лицо, совершившее преступление, уголовной ответственности и наказанию.

А форму вины, мотивы совершенного деяния, по нашему мнению, должны быть установлены на стадии, когда суд решает вопрос о том, является ли совершенное деяние преступлением и какими пунктами, частью, статьей УК РФ оно предусмотрено.

Проанализировав все выше сказанное, можно прийти к выводу, что законодатель в ст.

73 УПК РФ под установлением «виновности» понимает выявления лица, совершившего преступления, и доказанность того, что данное лицо может выступать в качестве субъекта преступления (возраст, вменяемость). Аналогичная точка зрения содержится в работе А. Р.

Белкина: «… доказывание виновности обвиняемого в совершении преступления подразумевает выяснение двух существенных вопросов. Подлежит выяснению, кто совершил общественно опасное деяние, совершил ли его обвиняемый». [10]

Если обратится к УПК РСФСР, наверное, можно понять почему ученые к виновности относят субъект и субъективную сторону преступления, форму вины. Так, в ст. 68 УПК РСФСР в числе обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, были указаны:

  1. событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
  2. виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления;
  3. обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в статьях 38 и 39 Уголовного кодекса РСФСР, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
  4. характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

Таким образом, в УПК РСФСР не упоминалось о форме вины. Поэтому М. М. Михеенко считает, что под виновностью следует понимать 3 основных элемента:

  1. установление факта совершения преступления конкретным лицом;
  2. установление виновности лица, то есть совершение лицом такого деяния умышленно или неосторожно;
  3. раскрытие содержания той формы вины, которая имеет место в конкретном случае [11].

Мы затрудняемся утверждать какое мнение является правильным.

Прав законодатель или ученые? Но чтобы избежать противоречий в мнениях, предлагаем законодателю либо пояснить, что следует понимать под виновностью, либо изменить формулировку статьи 73 УПК РФ, где в качестве примера может выступить диспозиция соответствующей статьи из УПК Республики Казахстан (далее УПК РК). Так, в УПК РК в числе обстоятельств, подлежащих доказыванию, указаны:

  1. событие и предусмотренные уголовным законом признаки состава уголовного правонарушения (время, место, способ и другие обстоятельства его совершения);
  2. кто совершил запрещенное уголовным законом деяние;
  3. виновность лица в совершении запрещенного уголовным законом деяния, форма его вины, мотивы совершенного деяния, юридическая и фактическая ошибки;
  4. обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности, подозреваемого, обвиняемого;
  5. обстоятельства, характеризующие личность подозреваемого, обвиняемого;
  6. последствия совершенного уголовного правонарушения;
  7. характер и размер вреда, причиненного уголовным правонарушением;
  8. обстоятельства, исключающие уголовную противоправность деяния;
  9. обстоятельства, влекущие освобождение от уголовной ответственности и наказания. [12]

Литература:

  1. Уголовный процесс: учебник для вузов / под ред. Б. Б. Булатова, А. М. Баранова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М, 2013. С.138.
  2. Векленко С. В. Виновное вменение в уголовном праве. Омск, 2003. С. 142.
  3. Лазарева В. А. Доказывание в уголовном процессе: учеб.-практич. пособие. — М.: 2011. С. 135.
  4. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. П. А Лупинской. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2010. С. 292 (автор полгл. «А» гл. 8. — П. А. Лупинская).
  5. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / под ред. И. Л. Петрухина. — 2-е.М., 2009. С. 187.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/181/10314/

Понятие и признаки преступления

Виновность это в уголовном праве

Понятие и признаки преступления

В отличие от большинства западноевропейских стран, в уго­ловном праве которых распространено формальное определение ­понятия преступления, для отечественного уголовного права традиционным является его материально-формальное определение как общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом. Если при формальном определении понятия преступления акцент делается на формальном признаке противоправности деяния, то при материальном определении наряду с формальным признаком обязательным является материальный – общественная опасность действия или бездействия.

Определение понятия преступления дается в статье 9 Уголовного кодекса Республики Казахстан: «Преступлением признается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».

И з данного определения видно, что преступление характеризуется рядом обязательных признаков. Это – общественная опасность деяния, его противоправность, виновность и наказуемость. Только при наличии всех указанных признаков в совокупности деяние может быть признано преступлением.

Первый признак преступления – его общественная опасность . Общественная опасность – это объективное свойство деяния (действия или бездействия) реально причинять существенный вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям или создавать угрозу причинения такого вреда.

Именно общественная опасность (вредоносность) действия или бездействия берется во внимание законодателем при решении вопроса о криминализации или декриминализации деяния. Только в том случае целесообразно устанавливать уголовную ответственность за те или иные деяния, если они объективно общественно опасны.

Но даже если законодатель сочтет необходимым установить в уголовном законе запрет на то или иное поведение, это еще не значит, что конкретное действие или бездействие, подпадающее под признаки деяния, указанного в законе, всегда ­является преступным. Важно установить, что именно инкриминируемое виновному деяние общественно опасно.

Согласно части второй статьи 9 УК «не является преступлением действие или бездействие, хотя фор­мально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству».

Нельзя сказать, что общественная опасность – свойство, присущее только преступлению. Административные правонарушения, например, также способны причинить вред личности, обществу или государству. Однако степень их общественной опасности (вредоносности) значительно ниже. Отграничивая преступления от иных правонарушений, законодатель обычно указывает в

диспозициях статей Особенной части УК признаки, характеризующие последствия преступных деяний.

Так, для привлечения к уголовной ответственности по статье 277 УК за нарушение экологических требований к хозяйственной и иной деятельности необходимо, чтобы такое нарушение повлекло существенное загрязнение окружающей среды, причинение вреда здоровью человека, массовую гибель животного или растительного мира и иные тяжкие последствия, а по части первой статьи 296 УК за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспортным средством, – причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека. При отсутствии указанных последствий или при наличии иных, менее тяжких последствий (например, причинение легкого вреда здоровью в результате нарушения правил дорожного движения лицом, управляющим транспортным средством) деяния при соответствующих условиях влекут ответственность в административном порядке.

В торым в порядке рассмотрения, но не по значению, обязательным признаком преступления является уголовная противоправность, то есть запрещенность деяния уголовным законом. Противоправность – это, как уже говорилось, формальный признак преступления.

В отечественной юридической литературе советского периода отстаивался приоритет материального признака над формальным, что, по мнению авторов, свидетельствовало о преимуществе марксистско-ленинского понимания преступления.

На наш взгляд, в новых условиях, когда принцип законности становится краеугольным камнем в фундаменте возводимого здания правового государства, формальный признак преступления по своей важности нисколько не уступает материальному. Оба эти признака довольно тесно ­взаимосвязаны и ­взаимообусловлены.

Законодатель обычно устанавливает уголовно-правовой запрет на такое деяние , которое общественно опасно и, как правило, когда общественная опасность утрачивается, отменяется и его уголовно-правовой запрет (деяние декриминализируется). Между тем, встречаются и несовпадения.

Это не только рассмотренные выше случаи, когда предусмотренное уголовным законом действие или бездействие в силу малозначительности не представляет общественной опасности, но и эксцессы, объективно причиняющие вред , причем не исключено и довольно существенный, тем или иным общественным отношениям, но эти общественные отношения не защищены уголовным законом, то есть не установлен запрет на причинение им вреда. В обоих случаях деяние не может быть приз­нано преступным.

Надо иметь в виду, что о преступлении может идти речь только в том случае, если запрет установлен именно уголовным законом. Противоречие деяния нормам других отраслей права не дает оснований для признания его преступным.

Например, совершение на территории Республики Казахстан сделки в иностранной валюте запрещено законом о валютном регулировании, но в УК такое деяние не предусмотрено, а следовательно, подобное деяние непреступно.

Видимо, желая особо подчеркнуть возрастание формального признака преступления в совре­менных условиях, законодатель в части первой статьи 9 УК дословно воспроизвел конституционную норму (подпункт 10 пункт 3 статьи 77 Конституции) о недопустимости применения уголовного закона по аналогии.

Иными словами, на конституционном уровне закреплено классическое правило nullum crimmen sine legе (нет преступления без указания о том в законе).

Неразрывно с противоправностью связаны следующие два признака преступления: виновность и наказуемость.

Выделение законодателем виновности, то есть факта наличия в действиях лица вины , в самостоятельный признак преступления свидетельствует о значении, которое придается этому институту. Согласно части второй статьи 19 УК объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Виновным же в преступлении в соответствии с частью третьей той же статьи УК признается лишь лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности .

Поскольку виновность является одним из обязательных условий противоправности (уголовным законом запрещены исключительно виновные действия или бездействие), то отсутствие в действиях субъекта вины означает отсутствие в его деянии и признака уголовной противоправности.

Следующий признак преступления – уголовная наказуемость. Наличие уголовно-правового запрета, не подкрепленного угрозой применения наказания, не дает оснований утверждать, что запрещаемое деяние является преступным.

Так, в Общей части УК установлен ряд запретов (на придание закону, устанавливающему преступность или наказуемость деяния, усиливающему ответственность или наказание или иным образом ухудшающему положение лица, совершившего это деяние, обратной силы и др.).

Однако нарушения такого рода запретов не являются преступными, если они не подпадают под признаки преступления, предусмотренного, к примеру, статьей 350 УК (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта).

Следует иметь в виду, что признаком преступления является именно наказуемость, то есть наличие в законе угрозы при­менения наказания, а не реальная наказанность деяния.

Лицо, ­виновное в совершении конкретного общественно опасного, запрещенного ­уголовным законом под угрозой наказания деяния, может и не подвергнуться наказанию (вследствие истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности, амнистии и пр.), но от этого совершенное деяние не перестает быть преступным.

Источник: https://ibrain.kz/ugolovnoe-pravo/ponyatie-i-priznaki-prestupleniya

Лифанова Л.Г., Назаров В.И., К ВОПРОСУ О ВИНОВНОСТИ ЛИЦА В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Виновность это в уголовном праве

Лифанова Л.Г., доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Северо-Кавказского государственного технического университета, кандидат юридических наук, доцент;

Назаров В.И., аспирант кафедры уголовно-правовых дисциплин Северо-Кавказского государственного технического университета

Установление виновности лица – одно из основных направлений деятельности субъектов уголовного преследования. Понимание сущности и содержания виновности занимало умы ученых не одного поколения.

Законодательное закрепление установления данного обстоятельства в ст.

73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не разрешило вопросов о соотношении виновности и вины и о содержательной позиции данного феномена.

Вина – понятие материально-правовое, она является основным признаком субъективной стороны состава преступления.[1] Вина в уголовно-правовом смысле – это психическое, субъективное отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям.

В ней воплощена целостная характеристика преступления, и потому она выступает обязательным (необходимым и достаточным) основанием уголовной ответственности.[2] Принцип субъективного вменения, кстати сказать, появился в праве достаточно давно.

По исследованию выдающегося дореволюционного ученого Г.С.

Фельдштейна субъективное вменение пришло на смену объективному (преследование по факту причинения вреда вне зависимости от наличия вины) по законодательству Моисея, а позже стало принципом римского права, которое, в свою очередь, «послужило главным проводником этого принципа в юридическую жизнь европейских народов».[3]

Вина имеет общеправовое значение, так как характеризует психологическое содержание любого правонарушения.[4] Подтверждением сказанному служит мнение Г.В. Назаренко: «Проблема вины выходит за рамки уголовного права и права вообще.

Принцип виновной ответственности является не только правовым, но и нравственным. Это означает, что категория вины вообще и в уголовном праве в частности насыщена определенным философско-этическим содержанием.

Проблема вины есть проблема нравственно-правовой оценки антиобщественного поведения, осуществляемая нормативными средствами»[5].

Вина является критерием для признания поведения лица виновным или, иными словами, виновность означает допустимость признания преступлением лишь такого поведения лица, в отношении которого установлена его вина.

Термин «виновность» принадлежит уголовно-процессуальному праву. Причем его интерпретации далеко не однозначны, часто, к сожалению, авторы отождествляют понятие вины и виновности, либо раскрывают сущность виновности посредством анализа только субъективных признаков состава преступления. В подтверждение сказанному приведем несколько таких позиций:

Так, Е.А. Доля пишет: «Требование закона об установлении виновности лица в совершении преступления означает выяснение при доказывании его психического отношения к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям»[6].

Ю.В. Деришев полагает, что виновность – это субъективная сторона состава преступления.[7]

В.Т. Томин также относит виновность к субъективным признакам преступления, отмечания, что при ее установлении исследованию и доказыванию подлежат субъект и форма вины[8].

Ю.Н. Белозеров и С.П. Ефимичев, рассматривая предмет и пределы доказывания применительно к заключительному этапу стадии расследования, утверждают, что установление виновности обвиняемого в соответствии с уголовным законом, обязывает установить обстоятельства, определяющие субъекта и субъективную сторону преступления[9].

Аналогичные взгляды содержатся в работах Б.Т. Безлепкина[10], А.Г. Коваленко[11], А.Р. Белкина[12], С.Б. Россинского[13] и др.

Мы полагаем, что уяснение виновности только через субъективные составляющие недостаточно полно раскрывает данный институт. В этой связи согласны с С.В.

Векленко, по мнению которого, виновность есть совокупность объективных и субъективных обстоятельств, обосновывающих осуждение лица с применением к нему конкретного наказания за совершенное преступление.

Объективные и субъективные обстоятельства относятся к общему основанию уголовной ответственности как части к целому; отсутствие хотя бы одного из обстоятельств (объективного или субъективного основания) влечет и отсутствие целого, т.е. виновности.[14]

Разделяем позицию А.В. Смирнова и К.Б. Калиновского, относительно охватывания виновностью двух групп обстоятельств – причастности лица к совершению преступного деяния и наличия вины[15].

Действительно, для виновности, по нашему убеждению, недостаточно лишь субъективных элементов состава преступления. Необходимо устанавливать и наличие признаков, характеризующих объективные элементы инкриминируемого преступления.

Виновность отражает доказанность участия лица в совершении преступления и символизирует собой высокую степень достоверности доказательств, определяющих объективность внутреннего убеждения следственно-судебных органов в том, что именно данное лицо совершило преступление.

Признавая человека виновным в совершении преступления, суд дает оценку достоверности объективных и субъективных признаков состава преступления с точки зрения норм уголовного закона и, исходя из этой оценки, соответствующим образом квалифицирует его преступление по надлежащей статье Уголовного кодекса.

Иными словами, прежде чем говорить о виновности, необходимо доказать наличие в деянии события преступления, состава преступления, причастность лица к совершению данного преступления и его вину в данном деянии.

Сделаем акцент на том, что «причастный» не значит «виновный». Причастный к преступлению означает прикосновенный к преступлению, участвующий в совершении преступления, заинтересованный в достижении преступного результата.

Причем не имеет значения перспектива привлечения к уголовной ответственности.

Причастным к преступлению может быть лицо, не обладающее признаками субъекта преступления либо не подлежащее привлечению к уголовной ответственности по иным обстоятельствам (например, при истечении сроков давности, при заранее не обещанном укрывательстве не особо тяжких преступлений и др.)[16].

И в заключении добавим, что употребление термина «виновность» не всегда должно отождествляться с признанием лица виновным в совершении преступления. Последнее делает суд при вынесении обвинительного приговора.

До этого момента уровень достигнутого знания относительно виновности обвиняемого в совершении преступления вероятен, что с гносеологической точки зрения допускает равную возможность вывода как о виновности, так и о невиновности обвиняемого.

Однако, при этом должна быть обеспечена исчерпывающая полнота данных для вывода о наличии перспективы продолжения процесса доказывания и наличии средств снятия гносеологической неопределенности вывода о виновности.

Критического отношения в этой связи требует позиция С.П.

Ефимичева, который пишет: «Привлечение к уголовной ответственности осуществляется лицом, производящим дознание, следователем путем вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Решение о привлечении к уголовной ответственности может быть принято только в отношении лица, виновного (разр. наша) в совершении конкретного преступления»[17].

Понятие виновности может быть раскрыто только на завершающем этапе доказывания, так как доказать виновность лица в совершении преступления – значит доказать прежде все существенные для разрешения уголовного дела обстоятельства.

Суть расширительной трактовки понятия виновности точно выразил в свое время крупнейший ученый-процессуалист дореволюционной России И.Я. Фойницкий.

Он писал: «Сводя к одному знаменателю подлежащее установлению на суде уголовном, закон формулирует его как вопрос о виновности, в свою очередь распадающийся на вопросы, произошло ли преступное событие, было ли оно деянием подсудимого, должно ли быть вменено ему в вину»[18].

Белозеров Ю.Н., Ефимичев С.П. Обвинительное заключение в уголовном процессе. М., 1992. С. 9.

 

»

Источник: http://www.iuaj.net/node/239

ЗаконаНадзор
Добавить комментарий